Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:47 

Забавная вещь. Одностишия

Мои фломастеры другого цвета
Люблю вас. Просто в очень редкой форме.
Любить Вас с Вами легче, чем без Вас...
Я влюблена, бесспорно. Но в кого?
Вы снились мне! Не смейте отпираться!
Ты что, не рад мне, милый? А придётся.
Уж зла любовь, ну а козла всё нету...
Противный, но в хорошем смысле слова...
Ты просто так лежишь или с намёком?
Чем хуже голос, тем короче юбка...
Опять мы так бездарно артистичны...
Я гений. Парадоксы - лишь прикрытье...
Я даже в глупостях порой умней, чем надо...
Да, ты по-крупному умеешь мелочиться...
Как утомляет симулировать нормальность...
Ты смотришься на фоне идиотов.
Блестящ твой ум. Жаль, дураку достался...
Он даже сушки ест ножом и вилкой!
Он испугался мыслей с непривычки.
Нормальность в этом мире неуместна.
О, не мешайте мне побыть несчастной!
Вы каждый раз по-новому банальны.
Куда вы выходили из себя?
И врал он искренне и заблуждался честно.
Я не сдурела. Я вообще такая.
Простился, но ушел весьма нескоро...
читать дальше

@темы: смех да и только, разное

10:06 

Мои фломастеры другого цвета
Он скитался волком-одиночкой,
По лесу бежал, не уставая,
Он бежал рысцой и днем, и ночью,
И прибился к человечьей стае.
И решил на миг остановиться,
Одинокий волк голубоглазый,
В женщине узнал свою волчицу,
И она его узнала сразу.

Только лес все чаще волку снится,
И тоска все чаще сердце гложет,
Нет, не сможет стать та женщина волчицей,
Да и волка приручить не сможет тоже.
Ночь накроет город звездной шалью,
Небо залатает черным шелком,
И окутает бессонною печалью
Женщину, прирученную волком.

Как всегда ей в полнолуние не спится,
Вздрогнет сын, её тревогою разбужен,
И она поймёт, ему опять приснился,
Волк, тот, что ей был когда-то мужем.
До рассвета сын заснуть не сможет,
Лишь под утро жаворонок звонкий
Ночь вспугнет, и женщина уложит
Спать голубоглазого волчонка.
(Ю.Южелевская)

@темы: музыка в моей голове, картинки в настроение

11:01 

Старший

Мои фломастеры другого цвета
Еще рассказ - приквел из серии "ОЗД". О страшном соме и чудесном ластике :)

Однажды утром мама поставила передо мной стакан апельсинового сока и сказала:
- Дан, мы сегодня будем поздно. У папы дежурство в госпитале, а мне нужно уехать на консилиум. Не скучай, хорошо? Можешь позвать к нам Арни и Лизу.

- Хорошо, мама.
Я привык к частому отсутствию родителей. Мне даже нравилось: оно сулило игры до темноты. Никто не станет проверять сделаны ли уроки и надеты ли в дождь резиновые сапоги.
Мама удовлетворенно кивнула и поправила прическу. У самой двери она обернулась:
- Играй в саду, Дан. Не мешай брату, он готовится к экзаменам.
Она произнесла эти слова с такой теплотой, что сердце на мгновение сжалось от зависти. Когда родители говорят о Корде, их речи полны радости и гордости старшим сыном. Но я не сержусь, почти…
читать дальше

@темы: рассказы, междумирье

02:23 

Здравствуй, Мэри!

Мои фломастеры другого цвета
Небольшой приквел к "Один за двоих". События развиваются за 10 лет до начала действия спустя месяц после захвата летающего госпиталя. В гости к Дану и Корду приезжает девушка.

Я никогда не видел Мэри Сантаро, но заочно уже не любил ее. За ту теплоту, которая звучала в голосе Корда, когда он говорил об этой женщине, за его взгляд, обращенный мимо меня. Я — эгоист, самый настоящий эгоист, знаю. Но ведь мы так редко бываем вместе. Случайные встречи на военных базах и звонки в конце недели не в счет. А впереди целый год разлуки.
- В 814 году состоялась вторая конференция в Буцалло, где тремя сверхдержавами подписан пакт о ненападении...
Я уныло бубнил, глядя в окно. Сумерки укрыли сад, и в высоких окнах я видел свое отражение, оранжевый абажур и брата в соседнем кресле. Дан в окне никак не мог усидеть на месте, вертелся и корчил рожи. Ему не хотелось учить историю.
Поглядел на Корда и вздохнул. Брат дремал в кресле, утомленный моей монотонной болтовней. Я тихонько встал и на цыпочках пошел к двери.
- Дан. Ты не закончил.
Я вернулся на место, тяжело вздыхая. Один вид учебника истории вызывал зубную боль.
читать дальше

@темы: рассказы, междумирье

17:16 

Фантастический роман "Один за двоих"

Мои фломастеры другого цвета


Будь осторожен, докапываясь до истины, иначе выроешь себе могилу. Бывший десантник спецподразделения «Вепрь» Дан Райт, пытаясь разобраться в обстоятельствах гибели старшего брата - подполковника военной разведки империи, находит базу, где готовят террористов-смертников.



читать дальше
запись создана: 27.06.2014 в 01:28

@темы: романы, междумирье

17:15 

Один за двоих. Часть вторая "Нарголла"

Мои фломастеры другого цвета
Не хотите по-плохому,
по-хорошему будет еще хуже.



Глава 1

Яркий свет слепит глаза. Я щурюсь, едва сдерживаясь, чтоб не закрыться ладонью. Голос доносится из темноты и кажется бесплотным, хотя с его обладателем мы уже успели познакомиться. Капитан Рэндел взял меня в оборот почти сразу после прибытия в расположение вооруженных частей империи - особый отдел времени зря не теряет.
- Начнем с самого начала. Назови имя и звание.
- Дан Райт. Рядовой запаса с 18 апреля 973 года.
- Рядовой? Странно. Возраст?
- Двадцать шесть.
- Когда и как попал в Нарланд?
- Двадцать второго августа 973 года, - я нарочно называю дату на два дня раньше предполагаемого подписания мирного договора, - через портал в междумирье.
- С какой целью?
- Хотел оказать посильную помощь мятежникам в борьбе с нарголльской наемнической армией.
- Какая благородная цель!
Я поджимаю губы.
- Чего молчишь?
- Не могу знать, что говорить. Вы не задали никакого вопроса.
- Аэродром обнаружил ты?
- Да, господин капитан.
- На твоем шлеме были камера и микрофон. Свидетели утверждают, что на какой-то момент связь с тобой пропала. Что случилось?
- Меня захватили нарьяги.
- Как же ты сумел выбраться?
- Усыпил внимание и вырубил конвой.
- Конвой? Это были нарьяги?
- Мне кажется, люди.
- Что значит, тебе кажется?
- На них были шлемы с защитным забралом, я не видел лиц.
- Что было дальше?
- Я добрался до скутера и постарался увеличить расстояние до аэродрома.
- Ты везунчик!
читать дальше
запись создана: 27.06.2014 в 15:23

@музыка: Любэ - Домой

@темы: романы, междумирье

16:43 

Один за двоих. Часть третья: "По краю"

Мои фломастеры другого цвета

Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело,
И только воля говорит: «Иди!»


Глава 1.

У нее очень бледное лицо и большие испуганные глаза. Подвижный рот кривится от боли в вывернутых руках. На ней камуфляж и куртка, вроде пилотских в армии Оримы.
- А ну встала, сучка! Шагай, шагай!
Из-за расширенных зрачков глаза кажутся черными и блестящими. Вера поправляет на носу очки и внимательно разглядывает гостью.
- Привяжи вон там, - велит она, - да покрепче. Вот они какие, надо же…
Качает головой.
- А точно…?
- Точно.
читать дальше

@темы: романы

19:26 

Мои фломастеры другого цвета
Что с тобою нам, птица Сирин,
Петь и плакать о грешном мире,
Что с тобою нам, птица Сирин,
Слезы крыльями утирать?
Спокон веку так люди жили:
Предавали и ворожили,
Спокон веку так люди жили,
Будто завтра им умирать.

Нашей песни печальны звуки,
Наши крылья как будто руки,
Чтобы страждущего баюкать,
Нежным шепотом напевать.
Пой же, вещая, о разлуке,
Пой о ненависти и муке,
О любви и душевной скуке,
Их живущим не миновать.

Далека, далека дорога,
Наша песня полна тревогой,
Но не терпит судьба зарока
От острога и от сумы.
Ты ж все плачешь о них: доколе
Будет столько на свете боли,
Наготы, бедноты и голи,
Лютой ненависти и тьмы?

Что с тобою нам, птица Сирин,
Петь и плакать о подлом мире?
Небо куполом из сапфира
Наш холодный, бескрайний дом.
Пусть живут, как умеют, право,
Краткосрочна земная слава,
Пусть живут, как умеют, право,
Мы и сплачем им, и споем.

@темы: стихи (авторские)

19:18 

Женщины черта Дубова

Мои фломастеры другого цвета
Попытка написать юмористические рассказики. И здесь снова черт, да, только не старый, а очень даже симпатичный :)

Творец дал женскому лицу
способность перевоплотиться:
сперва мы вводим в дом овцу,
а после терпим от волчицы.
(Игорь Губерман)

История №1

Валентин Петрович Дубов любил спать долго. Ему не мешало ярко светящее в лицо солнце, не мешали переливистые трели соловья в примыкающем к дому парке, не мешала тетя Дуся, поутру ругающаяся с пьяным дворником. Лишь одна вещь нарушила безмятежный утренний сон, который стремился плавно перетечь в сон послеобеденный. В окно ворвался аромат жаренной картошки. Самой лучшей свежей картошечки, любовно выращенной на шести сотках в черте города, выкопанной, вычищенной и зажаренной с луком и шкварками. Аромат плавно миновал пожелтевшую от времени и пыли тюль и защекотал ноздри, дразня их обладателя целым рядом специфических ощущений, свойственных голодному организму.
Валентин Петрович натянул одеяло на нос и еще минут пять слушал пение соловья. Сон был испорчен. Но из духа противоречия Дубов оставался в постели до тех пор, пока ноздри не учуяли другой запах - сбежавшего и намертво приставшего к плите молока.
- Вадик! - заорал он и вскочил. Некоторое время искал штаны, отыскал под подушкой и, надевая, поскакал на одной ноге в кухню.
Племянник (в земном мире приходящийся Дубову приемным сыном) замер над плитой с горестной миной и тряпкой в руке. Убежавшее молоко коричневым пятном расползлось по эмалированной поверхности.
- Доброе утро, - сказал Вадик и промокнул тряпкой молоко.
- Доброе, - буркнул Дубов, заглядывая в холодильник. Там было пусто, как в желудке кита, только в ящичке для овощей сиротливо лежал пакетик с изюмом, да на верхней полке почти год стояла тарелка с чем-то пушистым серо-зеленого цвета. Поразительно, когда-то в этом доме водилась пища.
- Ничего, - вывел Валентин Петрович.
- Ага, кроме твоей колонии пенициллина, - съехидничал Вадик, - батя, а ты можешь пожарить картошку, как Маша?
Ага, значит и ребенок проснулся от запаха картошки соседки.
- Ты же знаешь, что нет, - с недовольством буркнул Дубов, - придется закрывать окна на ночь.
- Не поможет, - ответил Вадик и принялся оттирать молоко от плиты.
"Это ад! - подумал Дубов обреченно. - Я в аду! Разве есть наказание страшнее, чем быть сосланным в этот ужасный мир, где надо постоянно работать. Здесь нельзя просто жить и делать, что вздумается. Нет! Тут надо делать только то, что ненавидишь больше всего! В данный момент, например, идти в магазин за едой. Нет, приличному черту в этом мире жить невозможно!"
читать дальше

@темы: рассказы

19:54 

Все сбудется

Мои фломастеры другого цвета


Жизнь проходит, но не кончается.
Мои девочки станут красавицами,
Будет ветер играть их косами,
И роса им алмазной россыпью

Да на пальчики, в ушки – камушками,
Когда будут девчонки замужем,
Будут ленты и будут голуби,
И под кружевом скроют головы.

Будут тосты: жить – не печалиться…
Разлетятся мои красавицы.
Ну и славно, дорогу вам ясную,
Золотые мои, темноглазые.

Будут будни, печали, радости,
Будет доброе, будет… разное
Все получится, станет, сбудется –
В доме солнце и праздник в улице.
Зазвенят ручьи, колокольчики,
Только жаль, у меня все кончилось.

@темы: стихи (авторские)

19:48 

Мезальянс

Мои фломастеры другого цвета
Это был очень странный роман -
Не роман, а сплошной мезальянс.
Он пришел в дорогой ресторан,
Она пела на сцене романс.

Голос был так пронзительно чист,
Душу страстью томил и ласкал,
Он достал из кармана батист
И плеснул гранд бакарди в бокал.

Он прислал ей роскошный букет
Из семнадцати палевых роз
И позвал к себе в кабриолет
Любоваться на Троицкий мост.


Он известный банкир, меценат,
Но поэт и романтик в душе.
У нее престарелая мать
В коммуналке четыре на шесть.

Но безудержной страстью полны
Отдались, словно дети, любви
В Петербурге, где видели сны
Исаакий и Спас на Крови.

Он певицу представил друзьям,
Пригласив в чей-то модный салон,
Посчитал высший свет мезальянс
За безумие и моветон.

И порочили эту их связь
Острословы из местных газет,
И от скуки столичная мразь
Погасила любви дивный свет.

Стало ясно обоим - вдвоем
Не позволят им быть никогда.
Он уехал на светский прием.
Она в реку шагнула с моста.

@темы: стихи (авторские)

19:42 

Мои фломастеры другого цвета


Изогнулась лоза,
Листопада шаг сонный
В твои синие глаза
Ухожу, как в невесомость

Кружит ржавая листва,
Оголяя мою память,
Неуместные слова,
Как занозы, сердце ранят.

Не прощенное «прости»
Зацепило ненароком,
Было нам не по пути,
Было даже слишком много.

Незадачливый герой,
Не-любовь и не-разлука,
И в темнице мне сырой
Кандалы сдавили руки.

Я хотел бы написать
Про тебя, про шелк постели,
А секунды на часах
Срок мой мерят еле-еле.

Пуля метит мне висок,
В синеве я пропадаю,
Хрупкий беленький цветок
На груди горячей тает.

И танцует первый снег,
И целует мои губы.
Убивает человек,
А любовь? Любовь - рассудит!

P.S. посвящено Джастину Придду из "Отблесков Этерны" В.Камши

@темы: стихи (авторские)

19:33 

На кончике пера

Мои фломастеры другого цвета


На кончике пера,
На фитиле свечи
Прощальные слова
Прижгут каленой раной.
И вновь тебе пора,
И ты опять молчишь,
И без сомненья мы
Предательски неправы.
На кончике пера,
На кончике иглы
Наш страшный темный дар
Любить через разлуку.
Мой милый адмирал,
Я сгладила углы
И удержу слезу,
Лишь стисну крепче руки.
На кончике пера,
На острие клинка
Не помни слов и клятв,
Забудь мою молитву.
Да будет сталь тверда,
Не подведет рука,
И небо сбережет
Тебя в жестокой битве.
На кончике строки
Перо споткнулось вдруг,
И расплылись слова
И бесполезны стали.
Не дотянуть руки
Тебе, мой милый друг,
Когда чужой пролив
Вонзит в корабль скалы.

@темы: стихи (авторские)

19:29 

Мои фломастеры другого цвета

В небе месяца тонкий серп
Серебрит до утра дорогу.
Я пришла за тобой, берсерк,
Проводить до златых чертогов.

Борт драккара прибой ласкал,
Отмывая от крови черной,
Верный хирд среди темных скал
Попрощался с вождем почетно.

Как безумец плясал Эгир,
Раздавая русалкам серьги,
Даже Асы прервали пир,
Ожидая шагов берсерка.

Ты же помнишь еще: в залив
Заходили ладьи чужие,
Ты, бегущих вождей закрыв,
Вел драккар среди водной пыли,

И в груди клокотала кровь,
Злость мешалась с звериной мукой -
За рядами стальных щитов
Ты увидел Али-конунга.

Обезумевший жилы рвал,
С непокорной судьбою споря,
Ты почти до него достал
И изрубленный рухнул в море.

Забывай! Я касаюсь век…
Звезды мглу прошивают колко.
Я тебя провожу, берсерк,
Хмурый воин из рода Волка,

Ты рожден для иных боев,
Тебе века земного мало,
Твое место среди богов
На пирах прекрасной Валгаллы.

В небе месяца тонкий серп,
Тебя встречу на кромке мира я
И скажу тебе: «Здравствуй, берсерк!»
Ты ответишь: «Здравствуй, валькирия.»

@темы: стихи (авторские)

18:49 

Везунчик

Мои фломастеры другого цвета
И все-таки было грустно. Поезд пестрой лентой уже давно промелькнул, дробный стук колес отстучал и стих, а Владимир Атаманов все стоял на платформе, один среди толкающегося народа и смотрел вслед. Хлынул дождь. Ну конечно, ведь он же хотел, чтобы готовые разродиться ливнем тучи подождали до окончания посадки. У Женьки легонькая куртёнка – в Москве-то сейчас теплынь – промокнет влет. Поезд уехал, дождь зарядил, и теперь другие пассажиры и провожающие ежились на холодном ветру под весенним ливнем.
Вовка повернулся и стал проталкиваться к вокзалу, за шиворот текли мерзкие ледяные струйки. Пока добрался до здания, куртка промокла так, что можно отжимать. В павильоне пахло куревом и причудливой смесью парфюмов, толкучка тут чуть меньше, но все равно передвигаться приходится зигзагами, обходя путешественников с чемоданами и сумками. Вовка взял в ларьке пива. Придется переждать дождь, под таким ливнем даже до остановки не добежать – утонешь.
Свободных мест не было, но едва он успел подумать, что неплохо бы присесть, как с дивана поднялась стройная деловая дама посредственных лет с алым кейсом и проследовала в буфет. Атаманов присел, откупорил «Балтику» и стал раздумывать о том, чем занять два оставшихся до отъезда дня.
Ему повезло найти хорошую работу после того, как долгие годы до седьмого пота вкалывал на частника. Жаль, что пришлось отправить сына к бабушке, но маманя, выйдя на пенсию, может посвятить внуку куда больше времени, чем вечно замотанный отец. Женьке с ней будет лучше. Зато Вовка сможет посылать своим столько денег, что мать с сыном будут кататься как сыр в масле. И посыпаться сверху черной икорочкой. Послезавтра рыболовецкое судно «Прима» снимается с якоря из порта Владивостока, а пока два дня на сборы и прощание. Вовка никогда не знал, чем занять редко выпадавшее свободное время. Просто тупо напиться? Собрать друзей и закатить вечеринку со стриптизершами и прочими радостями? Или просто выспаться от души, как давно уже не спал, сходить в кино, пригласить девушку… любую, первую попавшуюся?
читать дальше

@темы: рассказы

18:31 

Стеклянные сады

Мои фломастеры другого цвета

Ответь мне, как могу любить я
Твои следы кровопролитья -
Не синяками на предплечьях,
А той сквозной душевной течью,
Что так легко смогла прожечь я?..
Ответь мне, как могу принять я
Твои бескрайние проклятья?
Я стала бестелесной тенью,
И болью в солнечном сплетеньи
Застряла жгучая досада,
И по воде кругами ада
Расходятся два отраженья
Зрачков твоих, в которых я -
Живой мерцающей мишенью,
Открытым сердцем для битья.
Так ранят розовые стёкла
Очков осколком в каждом слове,
Что у меня внутри поблекло
Всё до последней капли крови...
(автор Дарья Дарк)

Алька приехал вечером. Что символично, вместе с ним появилось солнце: будто золотая вилка, четыре острых узких луча проткнули густо-лиловое месиво туч и заплясали на разрисованных маркерами стенах. Я возвращалась с реки, когда Алька, красивый и чистенький, радостно махнул мне рукой, и пришлось отложить ужин на неопределенный срок.
Пристроив удочку и ящик со снастями среди всяческого хлама в углу прихожей, я мельком глянула на свое отражение, ужаснувшись, пригладила пятернями торчащие волосы и стянула на груди вырез легкомысленной старой майки. Вышло не очень, но за две минуты радикально изменить ситуацию я не в силах, а полумеры тут бессмысленны. Алька (он же Альберт Брауман, Али, в гармонии – аленький цветочек, а в момент ссоры – бесхвостый аллигатор) приезжает с той частотой, которую можно смело назвать «почти никогда». Ввиду этого между мной и его родной бабушкой разгорается настоящая конкурентная борьба за обладание ценным призом. Стоит мне промедлить, и любвеобильная старушенция усадит внучка за ужин.
Я хлопнула дверью и прыжками миновала два лестничных пролета. В лучах солнца праздничным серпантином танцевали пылинки, и даже окурки на грязном заплеванной полу парадной весело перекатывались и сверкали. Алька приехал, пело сердце.
Сердце пело слишком громко, а солнце слепило глаза, иначе, чем еще можно объяснить, что я глупейшим образом налетела на соседку, мадам Жюлье, которая не спеша шествовала по лестнице в бигуди и с пластиковой сумкой в руке.
- Чтоб тебе ноги поотрывали, дрянь! – завопила вслед мадам Жюлье. – Глаза надо мыть с утра!
- А вам язык, мадам!
читать дальше

@темы: рассказы

15:52 

Мои фломастеры другого цвета
15:46 

Мои фломастеры другого цвета

Нет такой мечты,
Что меня влечет,
Нет такой звезды,
Что мне свет дает,

Нет таких дорог,
Что зовут меня,
Ни один костер
Мне не даст огня.

Нет таких молитв,
Что разгонят дым,
Из жестоких битв
Вышел я седым,

По пятам за мной
Стаи воронья,
Обрести покой
Не сумею я.

Бывшие друзья
Не пожмут руки,
Мне среди зверья
Сдохнуть от тоски.

Не солгать судьбе,
Сколько не играй,
На чужом горбе
Не заедешь в рай.

Только и могу
О былом мечтать -
Долгожданных губ
Мне не целовать.

Не творю креста,
Пропадая в ночь,
Не моя звезда
Меня гонит прочь.

Горькая вина
Жжет меня в огне,
Скалясь, Сатана
Тянет руку мне…

@темы: стихи (авторские)

10:16 

Сотвори для меня чудо

Мои фломастеры другого цвета
Быстро-быстро тонкие белые пальчики Данки сплетают в косу пеньковые волосы куклы. Отросшая челка упала на глаза, шелковая ленточка не удерживает пепельные волосенки дочки в крепком пучке. Дани почувствовала осторожный взгляд матери, темно-синие, отцовские глаза подернулись дымкой слез.
Мари отвернулась к окну: там на ветру дрожат хрупкие, покрытые льдинками осины. В розовом закатном луче кажется, они синхронно исполняют венчальный танец. Именно так, под тихую и пронзительно-печальную мелодию дудочек танцевали юные селянки на празднике по случаю венчания Мари и Эмиля. И бросали в хрустальную воду венки из колокольчиков, и пели задушевно…
- Мне пора, Даночка, я приду завтра, - сказала Мари маленькой девочке, сидящей на не по росту большом стуле.
На ресничках задрожали блестящие капельки, глазенки стали печальны. Данка не заплакала и не произнесла ничего. В свои три года она еще не научилась говорить. И ходить тоже. Все, что умели ее длинные, худенькие пальчики - это плести косы глупой деревянной кукле; кормить девочку приходилось с ложки - руки ребенка слишком слабы.
Мари быстро наклонилась поцеловать выпуклый прохладный лобик дочки и, не говоря ни слова, ушла. Она научилась так уходить, потому что иначе уйти просто не смогла бы. Соседки считают ее бесчувственной ледышкой, за то, что оставляет больную дочь у соседки, а, приходя навестить, молчит, не позволяя лишней нежности к обиженному судьбой существу. Мари Курше терпела сплетни кумушек Сен-Марна и, проходя мимо, не подавала вида, что ее задевают злые слова, брошенные едва ли не в лицо. Она вообще много чему научилась за два месяца, прошедших с ухода мужа.
Выбежав из избы, Мари остановилась, проводя пальцами по острым доскам высокой калитки. Страх перехватил горло. В Сен-Марне, во всех Кольчужских предгорьях нет человека, который чувствовал бы себя в безопасности. Кроме, пожалуй, Виолы, приручившей оборотня, зло подумала Мари. Кошмарное существо, чудовище, вырвавшееся из самых глубин преисподней, появилось в Сен-Марне полгода назад. И с тех пор, несмотря на постоянные облавы, у жителей окрестных сел не было ни одного спокойного дня.
читать дальше

Писалось вот под это



@темы: рассказы

15:31 

Мои фломастеры другого цвета

Пристанище охотника на нечисть

главная