• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: рассказы (список заголовков)
16:01 

Все в один пост

Мои фломастеры другого цвета
Добавлен последний роман!







Будь осторожен, докапываясь до истины, иначе выроешь себе могилу. Бывший десантник спецподразделения «Вепрь» Дан Райт, пытаясь разобраться в обстоятельствах гибели старшего брата - подполковника военной разведки империи, находит базу, где готовят террористов-смертников.



Один за двоих:

часть первая читать дальше

часть вторая читать дальше

часть третья читать дальше



Одна на двоих жизнь:

часть первая читать дальше

часть вторая читать дальше



Далека дорога под стальным огнем:

читать дальше



Рассказы:

Здравствуй, Мэри читать дальше

Старший читать дальше



Видео:

Один за двоих





Финальная битва




Вики и Дан



запись создана: 21.08.2015 в 23:24

@темы: видео, романы, рассказы, междумирье

13:33 

О девочках

Мои фломастеры другого цвета



Так сложилось: «девочкой» в команде была Кассандра - космическая лодка KS-34 класса перехватчик - рабочая лошадка и наш родной дом в бездушном океане галактики.
Лора пилотировала Касси так, будто родилась со штурвалом в руках и с правой ногой, прижимающей к полу кнопку power. Лора никогда не была «девочкой», она была боевым товарищем, и без лишнего хвастовства скажу, мы были лучшей командой охотников за головами от порта Тау-Ри до созвездия Синего пса.
Потом наступило затишье, провозглашенное политиками «миром во всем мире», Лоре предложили выгодную работенку на Гере, а мы с Касси отправились отлавливать беглых зеков среди сухих льдов Анаториума.

***

Чтобы припарковать Кассандру в многолюдном порту Каен пришлось попотеть. Здание аэровокзала сверкало так, что слепило глаза. Жидкокристаллические экраны стен беспрерывно мелькали, воспроизводя рекламные ролики всех известных брендов галактики от зубных протезов с алмазным напылением до регенерирующего крема для бритья.
Я никогда не бывал на Каене, поэтому направился прямиком к ресепшену, где улыбчивая девушка выдала мне красочный электронный путеводитель по громадному астрополису.
Самопилотируемый скутер с автонавигацией ловко петлял среди транспортных потоков, то ныряя уровнем ниже, то поднимаясь вверх, где перемещались лишь степенные аэробусы. В глазах рябило от обилия света, звука, транслируемой на бесчисленные экраны информации. Я чувствовал себя выползшим из тундры мамонтом, чьи кости мирно изучают в музеях естествознания.
Дом Лоры на Каене располагался на семнадцатом пласте, это бюджетный уровень жилья - пояснила мне поисковая система местной космической сети. Хоромы в стиле «гринхаус» на двадцать три комнаты, сад экзотических растений с разных планет, терраса с видом на мегаполис. Интересно, что за жилища у тех, кто живет на самом верху?

***

Позор мне! Я не узнал Лору! Конечно, ведь «девочкой» у нас была Касси, а существо в просторном комбинезоне автомеханика, с двумя старомодными береттами в кобурах на поясе и рожками патронов, распиханными по карманам жилета, поверьте, сложно назвать женщиной.
Не успело погаснуть табло видеофона, как Лора сама выпорхнула ко мне в легком платьице – невесомая, чистая, как снег, пахнущая духами. Ее вид ковырнул мне сердце. Стареем, блин! Меняемся так, что не узнаем друг друга.
- Рой! - радостно закричала Лора и сжала меня в объятьях не слабее, чем в былые времена. Это обстоятельство внушило надежду, я воспрянул духом и милостиво позволил пригласить себя в гости.

***

- Рой, знакомься, это мой муж Сендрик. Сен, это Рой, хороший товарищ…
Мы с незнакомым лощеным чуваком в блестящем костюме уставились друг на друга в непритворном изумлении. Лора щебетала, как канарейка, беззастенчиво счастливая, что мы встретились. Мы долго бродили по ее двадцати трем комнатам, потом пили армийский белый чай с пастилой и лукумом. Я вспомнил, что Лора - ужасная сладкоежка, а у меня совершенно вылетело из головы это важное обстоятельство, и я не привез ей в подарок знаменитое эскимо с Анаториума. Зато накупил с запасом кучу замечательной полироли для Кассандры - ведь именно она в нашей команде «девочка».

***

- Что, правда? - завопил я, когда мы остались одни на террасе. Вечерело, над Каеном загорались неоновые мосты. Ветерок из кондиционера обдувал мое разгоряченное лицо и трепал отросшие до плеч, шелковые от дорогих шампуней волосы Лоры.
- Это - предел твоих мечтаний?! Вот об этом ты мечтала, когда таранила Касей крейсер ренегатов? Когда в Чейсе я выковыривал из тебя пули? О такой жизни?
- Ну да, - легко согласилась Лора, - о такой. У меня, наконец, есть дом. И муж, который меня любит.
- А как же мы? Я и Касси? Мы же команда…
- Куда ты направляешься? - заинтересовалась она, незнакомым ужасно кокетливым жестом сдувая со лба густую челку.
- В пустыни Ханары, созвездие Третьего глаза. Помнишь легенду о золотом скарабее?
Лора подняла сияющие восторгом глаза:
- Тот самый, что исполняет любое, самое-самое любое желание?
- Поехали с нами, - почти умоляюще позвал я, - мы же лучшая команда на свете: ты, я и Касси…
Лора улыбнулась светло и нежно - тоже незнакомо, по-новому.
- Нет, - сказала она, - у меня теперь другая команда. Но я желаю тебе удачи! Пришли мне весточку, когда найдешь скарабея… А если не найдешь - все равно пришли.

***

Лора стояла на террасе и махала мне рукой. В четырех гостиных ее дома ярко светили лампы, экзотические растения содрогались под прохладным воздухом кондиционера. Скутер петлял в лабиринтах огней, мегаэкранов и ярких вывесок, а мне почему-то казалось - Лора до сих пор стоит на террасе и смотрит мне вслед.
На душе было тоскливо. Перед отправлением я заглянул в магазинчик при аэровокзале и прикупил новые светоотражатели и канистру стеклоочистителя для Касси. Натер «девочку» до блеска новой полиролью и залил в баки высокооктановое топливо. В конце концов, теперь мы двое - команда, одни, без Лоры. Так пусть же Кассандра полетит за скарабеем красивая, как лайнер первого класса.
Отчаливая от порта Каен, я вдруг подумал: может быть, это я сделал что-то не так?

@темы: рассказы

11:01 

Старший

Мои фломастеры другого цвета
Еще рассказ - приквел из серии "ОЗД". О страшном соме и чудесном ластике :)

Однажды утром мама поставила передо мной стакан апельсинового сока и сказала:
- Дан, мы сегодня будем поздно. У папы дежурство в госпитале, а мне нужно уехать на консилиум. Не скучай, хорошо? Можешь позвать к нам Арни и Лизу.

- Хорошо, мама.
Я привык к частому отсутствию родителей. Мне даже нравилось: оно сулило игры до темноты. Никто не станет проверять сделаны ли уроки и надеты ли в дождь резиновые сапоги.
Мама удовлетворенно кивнула и поправила прическу. У самой двери она обернулась:
- Играй в саду, Дан. Не мешай брату, он готовится к экзаменам.
Она произнесла эти слова с такой теплотой, что сердце на мгновение сжалось от зависти. Когда родители говорят о Корде, их речи полны радости и гордости старшим сыном. Но я не сержусь, почти…
читать дальше

@темы: рассказы, междумирье

02:23 

Здравствуй, Мэри!

Мои фломастеры другого цвета
Небольшой приквел к "Один за двоих". События развиваются за 10 лет до начала действия спустя месяц после захвата летающего госпиталя. В гости к Дану и Корду приезжает девушка.

Я никогда не видел Мэри Сантаро, но заочно уже не любил ее. За ту теплоту, которая звучала в голосе Корда, когда он говорил об этой женщине, за его взгляд, обращенный мимо меня. Я — эгоист, самый настоящий эгоист, знаю. Но ведь мы так редко бываем вместе. Случайные встречи на военных базах и звонки в конце недели не в счет. А впереди целый год разлуки.
- В 814 году состоялась вторая конференция в Буцалло, где тремя сверхдержавами подписан пакт о ненападении...
Я уныло бубнил, глядя в окно. Сумерки укрыли сад, и в высоких окнах я видел свое отражение, оранжевый абажур и брата в соседнем кресле. Дан в окне никак не мог усидеть на месте, вертелся и корчил рожи. Ему не хотелось учить историю.
Поглядел на Корда и вздохнул. Брат дремал в кресле, утомленный моей монотонной болтовней. Я тихонько встал и на цыпочках пошел к двери.
- Дан. Ты не закончил.
Я вернулся на место, тяжело вздыхая. Один вид учебника истории вызывал зубную боль.
читать дальше

@темы: рассказы, междумирье

19:18 

Женщины черта Дубова

Мои фломастеры другого цвета
Попытка написать юмористические рассказики. И здесь снова черт, да, только не старый, а очень даже симпатичный :)

Творец дал женскому лицу
способность перевоплотиться:
сперва мы вводим в дом овцу,
а после терпим от волчицы.
(Игорь Губерман)

История №1

Валентин Петрович Дубов любил спать долго. Ему не мешало ярко светящее в лицо солнце, не мешали переливистые трели соловья в примыкающем к дому парке, не мешала тетя Дуся, поутру ругающаяся с пьяным дворником. Лишь одна вещь нарушила безмятежный утренний сон, который стремился плавно перетечь в сон послеобеденный. В окно ворвался аромат жаренной картошки. Самой лучшей свежей картошечки, любовно выращенной на шести сотках в черте города, выкопанной, вычищенной и зажаренной с луком и шкварками. Аромат плавно миновал пожелтевшую от времени и пыли тюль и защекотал ноздри, дразня их обладателя целым рядом специфических ощущений, свойственных голодному организму.
Валентин Петрович натянул одеяло на нос и еще минут пять слушал пение соловья. Сон был испорчен. Но из духа противоречия Дубов оставался в постели до тех пор, пока ноздри не учуяли другой запах - сбежавшего и намертво приставшего к плите молока.
- Вадик! - заорал он и вскочил. Некоторое время искал штаны, отыскал под подушкой и, надевая, поскакал на одной ноге в кухню.
Племянник (в земном мире приходящийся Дубову приемным сыном) замер над плитой с горестной миной и тряпкой в руке. Убежавшее молоко коричневым пятном расползлось по эмалированной поверхности.
- Доброе утро, - сказал Вадик и промокнул тряпкой молоко.
- Доброе, - буркнул Дубов, заглядывая в холодильник. Там было пусто, как в желудке кита, только в ящичке для овощей сиротливо лежал пакетик с изюмом, да на верхней полке почти год стояла тарелка с чем-то пушистым серо-зеленого цвета. Поразительно, когда-то в этом доме водилась пища.
- Ничего, - вывел Валентин Петрович.
- Ага, кроме твоей колонии пенициллина, - съехидничал Вадик, - батя, а ты можешь пожарить картошку, как Маша?
Ага, значит и ребенок проснулся от запаха картошки соседки.
- Ты же знаешь, что нет, - с недовольством буркнул Дубов, - придется закрывать окна на ночь.
- Не поможет, - ответил Вадик и принялся оттирать молоко от плиты.
"Это ад! - подумал Дубов обреченно. - Я в аду! Разве есть наказание страшнее, чем быть сосланным в этот ужасный мир, где надо постоянно работать. Здесь нельзя просто жить и делать, что вздумается. Нет! Тут надо делать только то, что ненавидишь больше всего! В данный момент, например, идти в магазин за едой. Нет, приличному черту в этом мире жить невозможно!"
читать дальше

@темы: рассказы

18:49 

Везунчик

Мои фломастеры другого цвета
И все-таки было грустно. Поезд пестрой лентой уже давно промелькнул, дробный стук колес отстучал и стих, а Владимир Атаманов все стоял на платформе, один среди толкающегося народа и смотрел вслед. Хлынул дождь. Ну конечно, ведь он же хотел, чтобы готовые разродиться ливнем тучи подождали до окончания посадки. У Женьки легонькая куртёнка – в Москве-то сейчас теплынь – промокнет влет. Поезд уехал, дождь зарядил, и теперь другие пассажиры и провожающие ежились на холодном ветру под весенним ливнем.
Вовка повернулся и стал проталкиваться к вокзалу, за шиворот текли мерзкие ледяные струйки. Пока добрался до здания, куртка промокла так, что можно отжимать. В павильоне пахло куревом и причудливой смесью парфюмов, толкучка тут чуть меньше, но все равно передвигаться приходится зигзагами, обходя путешественников с чемоданами и сумками. Вовка взял в ларьке пива. Придется переждать дождь, под таким ливнем даже до остановки не добежать – утонешь.
Свободных мест не было, но едва он успел подумать, что неплохо бы присесть, как с дивана поднялась стройная деловая дама посредственных лет с алым кейсом и проследовала в буфет. Атаманов присел, откупорил «Балтику» и стал раздумывать о том, чем занять два оставшихся до отъезда дня.
Ему повезло найти хорошую работу после того, как долгие годы до седьмого пота вкалывал на частника. Жаль, что пришлось отправить сына к бабушке, но маманя, выйдя на пенсию, может посвятить внуку куда больше времени, чем вечно замотанный отец. Женьке с ней будет лучше. Зато Вовка сможет посылать своим столько денег, что мать с сыном будут кататься как сыр в масле. И посыпаться сверху черной икорочкой. Послезавтра рыболовецкое судно «Прима» снимается с якоря из порта Владивостока, а пока два дня на сборы и прощание. Вовка никогда не знал, чем занять редко выпадавшее свободное время. Просто тупо напиться? Собрать друзей и закатить вечеринку со стриптизершами и прочими радостями? Или просто выспаться от души, как давно уже не спал, сходить в кино, пригласить девушку… любую, первую попавшуюся?
читать дальше

@темы: рассказы

18:31 

Стеклянные сады

Мои фломастеры другого цвета

Ответь мне, как могу любить я
Твои следы кровопролитья -
Не синяками на предплечьях,
А той сквозной душевной течью,
Что так легко смогла прожечь я?..
Ответь мне, как могу принять я
Твои бескрайние проклятья?
Я стала бестелесной тенью,
И болью в солнечном сплетеньи
Застряла жгучая досада,
И по воде кругами ада
Расходятся два отраженья
Зрачков твоих, в которых я -
Живой мерцающей мишенью,
Открытым сердцем для битья.
Так ранят розовые стёкла
Очков осколком в каждом слове,
Что у меня внутри поблекло
Всё до последней капли крови...
(автор Дарья Дарк)

Алька приехал вечером. Что символично, вместе с ним появилось солнце: будто золотая вилка, четыре острых узких луча проткнули густо-лиловое месиво туч и заплясали на разрисованных маркерами стенах. Я возвращалась с реки, когда Алька, красивый и чистенький, радостно махнул мне рукой, и пришлось отложить ужин на неопределенный срок.
Пристроив удочку и ящик со снастями среди всяческого хлама в углу прихожей, я мельком глянула на свое отражение, ужаснувшись, пригладила пятернями торчащие волосы и стянула на груди вырез легкомысленной старой майки. Вышло не очень, но за две минуты радикально изменить ситуацию я не в силах, а полумеры тут бессмысленны. Алька (он же Альберт Брауман, Али, в гармонии – аленький цветочек, а в момент ссоры – бесхвостый аллигатор) приезжает с той частотой, которую можно смело назвать «почти никогда». Ввиду этого между мной и его родной бабушкой разгорается настоящая конкурентная борьба за обладание ценным призом. Стоит мне промедлить, и любвеобильная старушенция усадит внучка за ужин.
Я хлопнула дверью и прыжками миновала два лестничных пролета. В лучах солнца праздничным серпантином танцевали пылинки, и даже окурки на грязном заплеванной полу парадной весело перекатывались и сверкали. Алька приехал, пело сердце.
Сердце пело слишком громко, а солнце слепило глаза, иначе, чем еще можно объяснить, что я глупейшим образом налетела на соседку, мадам Жюлье, которая не спеша шествовала по лестнице в бигуди и с пластиковой сумкой в руке.
- Чтоб тебе ноги поотрывали, дрянь! – завопила вслед мадам Жюлье. – Глаза надо мыть с утра!
- А вам язык, мадам!
читать дальше

@темы: рассказы

10:16 

Сотвори для меня чудо

Мои фломастеры другого цвета
Быстро-быстро тонкие белые пальчики Данки сплетают в косу пеньковые волосы куклы. Отросшая челка упала на глаза, шелковая ленточка не удерживает пепельные волосенки дочки в крепком пучке. Дани почувствовала осторожный взгляд матери, темно-синие, отцовские глаза подернулись дымкой слез.
Мари отвернулась к окну: там на ветру дрожат хрупкие, покрытые льдинками осины. В розовом закатном луче кажется, они синхронно исполняют венчальный танец. Именно так, под тихую и пронзительно-печальную мелодию дудочек танцевали юные селянки на празднике по случаю венчания Мари и Эмиля. И бросали в хрустальную воду венки из колокольчиков, и пели задушевно…
- Мне пора, Даночка, я приду завтра, - сказала Мари маленькой девочке, сидящей на не по росту большом стуле.
На ресничках задрожали блестящие капельки, глазенки стали печальны. Данка не заплакала и не произнесла ничего. В свои три года она еще не научилась говорить. И ходить тоже. Все, что умели ее длинные, худенькие пальчики - это плести косы глупой деревянной кукле; кормить девочку приходилось с ложки - руки ребенка слишком слабы.
Мари быстро наклонилась поцеловать выпуклый прохладный лобик дочки и, не говоря ни слова, ушла. Она научилась так уходить, потому что иначе уйти просто не смогла бы. Соседки считают ее бесчувственной ледышкой, за то, что оставляет больную дочь у соседки, а, приходя навестить, молчит, не позволяя лишней нежности к обиженному судьбой существу. Мари Курше терпела сплетни кумушек Сен-Марна и, проходя мимо, не подавала вида, что ее задевают злые слова, брошенные едва ли не в лицо. Она вообще много чему научилась за два месяца, прошедших с ухода мужа.
Выбежав из избы, Мари остановилась, проводя пальцами по острым доскам высокой калитки. Страх перехватил горло. В Сен-Марне, во всех Кольчужских предгорьях нет человека, который чувствовал бы себя в безопасности. Кроме, пожалуй, Виолы, приручившей оборотня, зло подумала Мари. Кошмарное существо, чудовище, вырвавшееся из самых глубин преисподней, появилось в Сен-Марне полгода назад. И с тех пор, несмотря на постоянные облавы, у жителей окрестных сел не было ни одного спокойного дня.
читать дальше

Писалось вот под это



@темы: рассказы

17:29 

По вере вашей да будет вам

Мои фломастеры другого цвета
Небольшой рассказ о дружбе, вере и доверии

- Я никогда не солгу тебе!
- А я клянусь тебе верить всегда!
- Верить до последнего слова?
- Клянусь!
1.


- Будьте осторожны, герр офицер,
задержанный возбужден и очень опасен, - надсмотрщик нервно огляделся, понизил голос до шепота, - говорят, он одержим дьяволом.
Раймар Гор нахмурился. Не сбавляя шага в узком полутемном коридоре, спросил обер-саарваера*:
- Он что-то говорил?
- Нет, герр офицер.
- Тогда с чего вы взяли, что он одержим?
- А разве в здравом уме человек такое натворит?
Раймар скрипнул зубами и ускорил шаг. Наконец он увидел Людвига, за решеткой, в углу крошечной камеры предварительного заключения, его друг сидел, скорчившись, руки, упертые локтями в колени, обхватывали виски.
- Открой.
- Герр офицер, - неуверенно промолвил надсмотрщик, - вы бы лучше так, через решетку…
- Открой! – раздраженно повторил Раймар.
Ключи дважды выпадали из рук обер-саарваера, толстые, в темных трещинах пальцы заметно подрагивали. Раймар нетерпеливо ждал, скулы сводило от волнения. В коридоре был полумрак, пахло потом и нечистотами.
Наконец замок лязгнул, решетка со скрипом подалась, надсмотрщик поспешно схватился за дубинку на поясе, будто в камере находился не человек, не молодой офицер, а дикий зверь.
Раймар шагнул в камеру, дверь с грохотом встала на место.
- Я буду рядом, герр офицер, - услужливо проговорил надсмотрщик.
- Вы мне не понадобитесь, - ответил Раймар и позвал, - Людвиг.
Друг поднял голову, глаза блеснули сухо и остро, потемневшие губы скривились в усмешке:
- Хоть кто-то говорит со мной по-человечески.
читать дальше
В настроение


запись создана: 03.06.2014 в 17:14

@темы: рассказы, музыка в моей голове

17:29 

На кончике ножа

Мои фломастеры другого цвета
Полутемный коридор, скрипучий настил на полу. Ты идешь, а пальцы до сих пор чувствуют гладкую стальную поверхность лезвий, шершавые с зазубринами рукояти метательных ножей, их упоительную тяжесть и приятное балансирование в ладони.
Ты ни о чем не думаешь, голова пуста, звуки шагов гулко разносятся по длинному темному зеву коридора. Сзади топает страж тюрьмы, он огромен настолько, что ты никогда не заглядывала в его лицо и понятия не имеешь, как он выглядит. Тебе и неинтересно. Что может быть интересного в двуногом существе, бренчащем железом и остро воняющем потом и жареным луком. Ты не боишься его, он не обидит, слишком ты дорога хозяевам.
читать дальше
запись создана: 03.06.2014 в 00:44

@темы: рассказы

Пристанище охотника на нечисть

главная