20:41 

Далека дорога под стальным огнем

Серебряная пуля
Мои фломастеры другого цвета
Третий роман про Дана и Корда Райтов.






читать дальше
запись создана: 15.11.2016 в 23:15

@темы: романы, междумирье

URL
Комментарии
2017-02-07 в 23:16 

Серебряная пуля
Мои фломастеры другого цвета
Орима. Январь 980 года.

Приходится признать, к катастрофе привел мой собственный просчет. Можно было обойтись без демонстрации своего эго в ситуации, когда враг в любой момент может затянуть удавку у тебя на шее.
- Не вини себя. Ты не знал про эту долбанную Никту, - пытается подбодрить меня Сандерс.
- Я должен был знать! Проблема в том, что я никогда не верил в их чувства. Считал, что Z:17 интересует Карраско исключительно в стратегическом плане, и даже не предположил, что он может иметь личный мотив.
- У нас всех личные мотивы, - философски отвечает Рэй, - мы ещё нужны тебе?
- Отдыхайте сегодня, - позволяю я.
Бойцы Сандерса, «особенные», но пока еще неопытные, непривычные к той бесконечной череде потерь, через которую прошли те, кто был с нами в Ориме, подавлено молчат. Командор Оримской Империи, бессменный на протяжении почти трех десятков лет, главнокомандующий оримской армии умер. Застрелен. Геройски погиб.
Я помню, что один из рекрутов Рэя, дальний родственник Рагварна, кажется, внучатый племянник. Нахожу его взглядом — рослого широкоплечего парня с квадратной нижней челюстью и хищным прищуром. У него и имя под стать:
- Тайгер Шорри, даю вам два выходные, проведите их с семьей.
- Спасибо, сэр, - уставившись на меня с нечитаемым выражением глаз, отдает честь тот.
Кейтер встречает меня на оримском аэродроме. И раз он здесь, значит, в столице все в относительном порядке. Ни митингов, ни революций, ни терактов. Ничего этого уже и не будет - сегодня война закончилась по-настоящему. Вот только ни радости, ни облегчения от этого я не испытываю.
- Виктория в военном госпитале, - сообщает Ян, - она пока еще не очнулась, но, мне сказали, будет жить.
- Спасибо.
Я не решаюсь спросить про ребенка. Страшно. Господи, сколько же несчастья я принес единственной женщине, которую люблю! Обещал беречь и защищать ее, детей, близких и друзей, но они снова пострадали по моей вине.
- Отвезти тебя к ней, Дан?
- Да. Только скажи, где Веньяр? Что с ним?
- В Гурверсте.
- Почему там? Он тоже ранен?
- Он пытался застрелиться, сунул пистолет в рот, мне пришлось пришлось его вырубить, - неохотно признается Кейтер. - Дан, дело плохо. Особисты примчались в лабораторию через пять минут после того, как... все произошло. Хотели надеть на полковника сенсорный браслет. Я не дал, но это дело времени. Нужно что-то делать!
- Да, поехали скорее! Сначала в Гурверст, надо увидеться с Жаном, узнать, что он помнит.
Уже в машине, глядя на проносящиеся за стеклом дорожные знаки, Ян роняет в пустоту:
- Я все понять не могу, как они его достали?
Он тоже чувствует себя виноватым. Но корить себя бесполезно, случившегося не изменить. И если я хочу спасти друга от расстрела и не оказаться под трибуналом за компанию с ним, следует отключить эмоции и начать соображать.
- Расскажи мне все как можно подробнее. Как Жан выбрался из конспиративной квартиры, почему его пропустили на секретный объект, где он взял оружие?
- Позвонила мисс Татьяна…
О, сколько разных вещей случается в нашей дружной боевой семье с этих слов! Просто поразительно, что одна хрупкая светловолосая девушка способна вносить в упорядоченную жизнь профессиональных военных, офицеров столько хаоса. И это было бы забавно, если бы не привело к таким последствиям.
- Она зашла к полковнику домой, котика покормить, а там стекло на кухне вдребезги разбито. Мисс Татьяна заходить побоялась, просила кого-нибудь приехать, спасти животину.
- Вы отпустили Веньяра домой?
- Что мы, идиоты? Нет, конечно! Крис сам поехал, посмотреть, что там и как, взломал дверь. А это шутники, оказалось, камень зашвырнули, в бумажку завернутый.
- Что было в бумажке? - спрашиваю, уже сообразив, как именно эти твари активировали программу Жана.
- Белиберда какая-то, набор слов. Точно не помню.
- Вспомни, Ян, это важно.
- Ну, если важно: никто не видит никто, никто видит всех... как-то так.
- Или так: никто не видит Никту, Никта видит всех?
- Да, - оживленно подтверждает Кейтер, - вроде так! Это что-то значит? Это была та самая кодовая фраза?
- Никтой звали создательницу лефтхэнда, нашего злого гения. Она была на Z:17, когда мы сбросили ядерные бомбы.
- Итить твою налево! - выдает потрясенный командир «Виктории».
Ну а дальше случилось то, чего больше всего на свете боялся бедняга Веньяр. Крис прочитал «бессмыслицу», кто-то из парней ее подхватил, и, едва услышав пароль, Жан послушно вышел из машины. На полном ходу. Пока охрана сообразила, что к чему, полковник скрылся в каком-то торговом центре. Стрелять не решились, мне доложить не смогли: половину ночи я провел на конференции с прессой, оправдываясь за нанесенный по Z:17 ядерный удар. Потом, получив сообщение от Зэйро, два оставшихся до рассвета часа мы с Сандерсом планировали операцию. Скотти в это время мирно спал в приемной, куда я его отправил в приказном порядке – мне нужен был бодрый и спокойный снайпер.
Год в Нарланде не прошел даром, Жано проявил чудеса партизанской мысли. Он сумел обойти все патрули, добраться до лаборатории и обезоружить охрану. Когда Ян и Крис со своими отрядами ворвались на секретный отряд, Веньяр уже уложил двух охранников командора, расстрелял Рагварна и ранил Вики.
Машина останавливается возле высоких бронированных ворот. Гурверст – самая старая тюрьма Оримы, самая неприступная и мрачная, тюрьма для военных преступников. Здесь держат больных и раненых солдат, а так же особо опасных и тех, кто дожидается расстрела. Ты был здесь в 74-м после схватки с Алвано. Тогда ради твоих способностей здешние эскулапы буквально вытащили тебя с того света. Но если бы ты действительно убил командора, стали бы тебя спасать?
Жан убил.
- Дальше я один. А вы поезжайте за профессором Ольсеном и как можно скорее привезите его сюда. Я должен быть уверен, что никакой дряни в подсознании Жано больше нет.
- Одна нога здесь, другая там, - предельно серьезно отвечает Кейтер.
Выхожу из машины и прикладываю к сканеру пропуск, затем большой палец правой руки и напоследок я позволяю посветить в себе глаз. Система, помедлив, опознает меня и неожиданно запрашивает цель визита. Интересно, это правило тут такое или меня уже в чем-то подозревают?
«Проверка безопасности» - мстительно набираю я, и мне позволяется войти на территорию базы. При взгляде на темно-серую крепость с решетками на узких окнах, у меня начинается головная боль.

URL
2017-02-09 в 00:11 

Серебряная пуля
Мои фломастеры другого цвета
На пропускном пункте меня уже ждут.
- Господин генерал, - невысокий лысоватый человек в штатском встречает меня неприязненным взглядом, - мое имя Мэдфорд, я начальник этой тюрьмы. Хоть вы и не предупреждали о проверке, рад приветствовать вас на вверенном мне объекте. Можете смотреть, безопасность здесь на должном уровне. Впрочем, так было всегда.
- Спасибо, мистер Мэдфорд, уже успел убедиться в этом лично, - киваю я, не обращая внимания на его недовольство. Вероятно, он знает о цели моего визита, а, возможно, даже помнит, что ты был здесь в качестве арестанта. - Теперь я могу увидеть одного из арестованных?
- Только с разрешения полковника Элиавы, - отвечает Мэдфорд. И неохотно добавляет, - таковы правила.
- Что ж, правила нужны для того, чтобы их соблюдать, - пожимаю плечами, стараясь не выдать злости. Я не спал двое суток и до сих пор не знаю, что с моей женой и ребенком. Но связываться с этой бандой значит навредить и себе, и Жану.
- Идите за мной, генерал Райт.
Мэдфорд проводит меня узкими коридорами к двери с табличкой: «Заместитель прокурора Г. Элиава». Ага, значит, дознаватели уже подсуетились и завели на Веньяра дело. Впрочем, неудивительно, убийство главнокомандующего - это все равно что измена родине. Тайлера Кортни и его отряд «расстреляли» за одно только покушение. Жану за убийство Рагварна тоже грозит высшая мера наказания.
Открытый суд, позор, расстрел. Проклятая Никта!
Элиава воспринимает мое появление враждебно.
- Генерал Райт, вы рано, - он не удосуживается встать и даже не притворяется любезным. - Я ждал вас не раньше обеда.
- Если вас не затруднит, мистер Элиава, я хотел бы получить то, зачем пришел, не дожидаясь обеда.
- Извольте. Присаживайтесь, сейчас подготовлю диктофон.
- Могу я сначала увидеть полковника Веньяра?
- Нет, - у Элиавы блеклые невыразительные глаза, но зато другие черты лица словно соревнуются друг с другом внушительностью: крупный нос, большой рот, высокий лоб с блестящими залысинами. – Вы не увидите арестованного до тех пор, пока я не сниму с вас показания. Не хочу, чтобы вы с ним договорились о том, что скажете.
- Вы намекаете, что я способен солгать суду? – уточняю я, глядя ему в глаза. Элиава, стушевавшись, хватается за диктофон.
- Я подозреваю, что вы любой ценой будете спасать своего подчиненного и…
- Друга, - заканчиваю я за него, - вы это хотели сказать?
Элиава демонстративно нажимает кнопку диктофона и кладет его на стол между нами.
- Убит командор Рагварн. Не меньше десяти человек видели полковника на месте преступления, - веско произносит он.
- Тогда чего вам бояться? Почему вы не хотите впустить меня к моему офицеру?
Элиава щурит глаза, но взгляда не отводит.
- Имена Кортни, Ванхаус, Коснер, Ндочи, Луза вам о чем-нибудь говорят?
Вот в чем дело! У военной прокуратуры большой зуб на Веньяра за его махинации с расстрелом. Ничего, у меня есть что на это ответить.
- Да, это мои люди.
- Это люди, осужденные за покушение на командора Рагварна в 76-м году, - напоминает Элиава, - осужденные и, по бумагам, расстрелянные.
- Снова играете со мной, полковник? Или вы действительно не в курсе?
- Объясните мне, несведующему, - язвительно произносит Элиава, - как вышло, что расстрелянные за измену родине солдаты продолжают нести службу в разведуправлении Оримы? Мистика какая-то!
- Не юродствуйте, Элиава, - мне неприятны его ужимки и комедиантство, - вы прекрасно понимаете, что все эти показательные расстрелы были необходимы, чтобы доказать вину генерала Милтона, который отдал приказ ликвидировать командора.
- Понятия не имею, о чем вы говорите, генерал Райт. По нашим документам Кортни и остальные казнены в присутствии свидетелей и судебного врача. Получается, ваша контора подделала результаты экспертиз, показания свидетелей и все прочие документы?
- Солдаты не несут ответственности за выполненный приказ! Солдат не преступник и не убийца. Капитан Кортни поступил как настоящий оримский офицер. Получив приказ, который посчитал недостойным, он связался с командованием и доложил обо всем. Тогда и был разработан план, частью которого стал этот пресловутый «расстрел». Если хотите, я покажу вам файлы, касающиеся этого дела. Больше нет смысла держать их в секрете.
- Как же у вас все просто, генерал, - отвечает Элиава, - мне даже интересно, как вы будете выгораживать своего приятеля Веньяра.
Он меня достал!
- Вы думаете, что смешно пошутили, Элиава? Полковник Веньяр жертва в этой чудовищной ситуации. Он был невменяем, когда совершил нападение на лабораторию!
- Почему-то я так и думал, - изображает разочарование Элиава, - жертва, невменяем… Ну что ж, психиатрическая экспертиза…
- Ничего не докажет, - перебиваю я, - в Империи есть лишь один человек, который хоть что-то понимает в гипнозе морфоидов. Это профессор Ольсен. И он даст все необходимые заключения.
- Вы что, всерьез думаете, что сумеете убедить суд, что Веньяр невиновен?
- Да. Потому что он действительно невиновен. Полковник Веньяр действовал в состоянии гипноза и не мог сопротивляться приказу.
- Так же, как генерал Форка и его подельники? – с издевкой уточняет Элиава. – Их же тоже загипнотизировали, не так ли? Однако именно на основании ваших слов они были приговорены к смертной казни.
- Вы снова на что-то намекаете, Элиава. Но я не намерен играть в ваши игры. Тогда, в семьдесят шестом мы еще ничего не знали про гипноз. А теперь я готов предоставить вам полный отчет о том, сколько военнослужащих стали жерствами гипноатаки и совершили противоправные действия против собственной воли. Одна из пуль полковника Веньяра попала в мою беременную жену, неужели вы полагаете, что я стал бы защищать Жана, если бы не был полностью уверен в его невиновности?


К счастью, они так и не решились надеть на Жано сенсорный браслет. Когда я, наконец, добиваюсь разрешения встретиться с ним, то застаю Веньяра лежащим ничком на твердой койке в крошечной камере-одиночке.
- Жан, - зову я.
Он вскакивает и таращится на меня воспаленными глазами. Волосы встрепаны, висок в темной запекшейся крови.
- Ты пришел!
Жан несколько секунд смотрит на меня и вдруг опускается на колени.
- Прости, брат! – покаянно опустив голову, бормочет он.
- Жано…
- Скажи, что с командором, с Ви, с Мэр? Господи, свихнуться можно! Я их всех убил?
- Встань, - требую я, не в силах смотреть на то, как мой друг казнит себя за преступление, в котором нет ни капли его вины. Моя есть, а его – нет. – Жано, встань сейчас же, это приказ!
- Дан, - он не шевелится, бессильно свесив руки, - скажи, я убил их?
- Жан, - я отпускаюсь на край его койки, - прекрати, а? Рагварн погиб, но Вики в больнице, а Мэри вообще не пострадала. Мы убили Карраско и заключили соглашение с Семьей. И я просто адски устал. Вставай, пожалуйста...
Веньяр поднимается с колен и садится рядом. Он прижимается плечом к моему плечу, и нам обоим становится легче.
- С Вики все будет хорошо? – с надеждой спрашивает Жан.
- Я не знаю. Сразу поехал к тебе.
- Ты настоящий друг!
- Надеюсь. Я вытащу тебя отсюда, братишка, ты только не падай духом.
- Ладно, - без особой уверенности соглашается Веньяр, - приглядывай за Забиякой. Смотри, чтобы не наломал дров. Он же... безбашенный совсем.
- Обещаю.
Мы еще некоторое время сидим плечом к плечу. Сил говорить и думать нет совсем. Солнце встает над Оримой. Война закончилась. Для всех, кроме нас. Видимо, наша война будет вечной.

URL
2017-02-09 в 23:30 

Серебряная пуля
Мои фломастеры другого цвета
Глава 31.

Орима. Январь 980 года.

В госпитале я застаю всю семью. Дети целиком оккупировали неудобный диван в холле. Видимо, они тут давно, потому что буквально стоят на голове – вертятся, шумят, пихают друг друга. Флегматичный Шику, единственный, кто ведет себя тихо, замечает меня первым.
- Дан! – вскакивает он, и тут же все бросаются ко мне.
Таня и Анжелика виснут на шее, Ким утыкается мне в живот и возит лицом по не слишком чистой куртке.
- Мама еще не пришла в себя, - сообщает дочь.
- Что говорит доктор? – спрашиваю Татьяну, которая тут за старшую. – Когда он заходил к Вики?
- Что значит, когда заходил? Он не отходит от Вики все утро, - с сочувствием в широко распахнутых глазах сообщает мне Таня.
Значит все серьезно. Господи, только бы она не… Сердце заходится заполошным стуком.
- Мама тяжело ранена, а командор убит, - добавляет Анж.
Ким всхлипывает, еще крепче втискиваясь в меня и со всех сил обнимая своими детскими ручонками.
- Командор был хорошим, - хнычет он.
- Папа, а кто теперь командор? – спрашивает дочь.
- Нового командора еще не избрали, Анж.
- Когда я вырасту, то стану командором, - обещает Ким.
- Ты же хотел стать архитектором, - напоминает Шику.
- Я передумал, - упрямо бурчит Ким, - я буду командором.
- Побудьте тут пока, - я отстраняю детей, - пойду, узнаю, что с мамой.
- Бедная наша мамочка! – вздыхает Анж. - Она же не умрет? Правда?
У палаты Вики дежурит медицинская сестра.
- Мистер Райт? - догадывается она.
- Да. Могу я увидеть свою жену?
- Наденьте стерильный халат и шапочку, - она вскакивает и приносит мне все необходимое, - давайте помогу.
Доктор, конечно же, Джон, кто ж еще, сам выходит из палаты интенсивной терапии.
- Здравствуйте, генерал. Ну и утро у нас выдалось!
- Что с Вики?! – от волнения я с трудом могу соображать.
- Состояние стабильное. Пуля попала в плечо, какая-то пара сантиметров, и зацепила бы артерию, но пронесло, - хирург улыбается, - с ребенком тоже все хорошо. Вы счастливчик, Райт.
- Счастливчик, - повторяю я машинально, - но почему она не просыпается?
- Потому что ей нужно поспать и набраться сил. В ее положении Вики нужно больше отдыхать и избегать стресса, а она пережила такое потрясение.
- Спасибо, док.
- Можете побыть с ней, - позволяет доктор Джон, - только, ради всего святого, отправьте детей домой.
Когда я выхожу в холл, дети снова стоят на ушах. Анж и Таня забрались на диван с ногами и спорят, кого выберут новым командором. Шику отошел от них подальше и болтает с кем-то по телефону, а Ким и вовсе решил попрыгать на одной ноге, напевая при этом:
- Никто не видит Никту… тара-ра-ра-та…
У меня леденеет где-то между лопаток. Подхожу, опускаюсь на корточки и притягиваю сынишку к себе:
- Что это ты поешь, Ким?
- Новую песню, - охотно просвещает он меня, - сегодня с утра ее все телеканалы крутят. Такая классная! Тара-ра-ра-та, Никта видит всех…
Это просто сумасшествие какое-то! Она гениальна, эта тварь! У моего бедного друга не было ни одного шанса не услышать кодовую фразу.
Я никогда не видел Никту, даже не подозревал о ее существовании, но мороз пробивает по коже при одной мысли об этом зловещем существе. Что еще она могла сотворить, если бы случайно не оказалась на Z:17 в тот момент, когда я отдал приказ сбросить бомбы.
Я подзываю Татьяну и прошу увезти детей домой.
- Мама стабильна, - сообщаю я им, - вам незачем тут сидеть.
- А что такое стабильна?
- Дурак, это значит, устойчива.
- А что такое устойчива?
- Так, - громко обрывает болтовню Таня, - едем домой. Дан побудет с вашей мамой, а мы поедем смотреть мультики. Кто прямо сейчас заткнется и всю дорогу не произнесет ни слова, тому я приготовлю его любимое блюдо.
Дипломатия - великая вещь, а в Татьяне погибает великий дипломат. Через минуту Анж и Ким уже натягивают куртки и шапки. Вызываю им машину с охраной и со спокойной душой возвращаюсь к Вики.
В палате светло и тихо, с мерным шелестом работает кондиционер. Ви лежит под простыней, неподвижная, в бинтах до самого подбородка. Очень бледная, спокойная, не похожая на спящую. Когда она спит, то сворачивается в клубочек и пытается прижаться ко мне как можно плотнее. Так ей теплее и удобнее. Как же она тут, бедненькая, была без меня?
- Прости меня, - беру ее тонкую руку, в моих больших ладонях она кажется безумно хрупкой, - только выживи и вернись. Я больше никогда не подвергну тебя опасности.
Прижимаюсь лбом к прохладной ладони и застываю. Горькой ценой досталась нам победа. Вики. Жан. Рагварн. Едва не погибший Зэйро. Ненавидящий весь белый свет Скотти.
- Прости меня.
Я закрываю глаза.
А открываю, ощутив под своей щекой неясное движение.
- Дан. Милый…
- Ви!
Кажется, я задремал. Нет, не задремал, а просто выключился и проспал часов пять, не меньше, судя по лучам заката, отражающимся от стен.
- Как ты, моя хорошая?
- Неплохо, - слабо улыбается Вики, - только ты отлежал мне руку.
- О, черт! – я тут же опускаю взгляд на безвольную кисть в своих ладонях и принимаюсь ее растирать. – Больно?
- Нет. Когда ты рядом, мне не больно. Скажи…
- Да?
- Командор Рагварн. Что с ним?
- Только прошу, не нервничай сильно! Вики, он погиб.
- Командор так много сделал для меня, - в глазах Ви слезы. Пурпурные лучи заката отражаются в прозрачных каплях, в бегущих по щекам влажным дорожкам. – Когда Корда не стало, и когда тебя держали в плену. А сегодня он спас меня, оттолкнул и…
Вот как все вышло. Спасибо, господин командор, даже в смерти вы остались верны себе!
- Вики, - я целую руку жены, - все закончилось. Не думай об этом, прошу тебя! Просто не думай! Ты должна поправиться.
- Я поправлюсь, - с готовностью обещает она, изо всех сил растягивая губы в улыбке, - не волнуйся за меня, Дан. Я сильная. И счастливая.
Моя маленькая, беззащитная девочка! Ее, как и всех нас, изменила эта проклятая война.
- Ты иди, отдыхай, - велит Вики, - ну что это за сон был? Ты выглядишь очень усталым. Поезжай домой.
И я, как бы ни хотел остаться, хватаюсь за ее предложение.
- Ну, раз ты настаиваешь, так я, пожалуй, и сделаю.
Нежно прощаюсь с женой, прошу доктора приглядывать за ней и еду, конечно же, не домой. Некогда спать, когда один мой друг в гробу, а другому грозит гибель. Покой мне только снится.

URL
2017-02-10 в 22:30 

Серебряная пуля
Мои фломастеры другого цвета
Здание управления внутренней безопасности находится на Легионной, в двух кварталах от бара, где сейчас болтаются мои бойцы.
- Останови здесь, Олег.
- Что ты собираешься делать?
- Поговорю с советником по безопасности.
- С Торном, что ли?
- Ага. Он не хуже нашего разбирается во всей этой теме с гипнозом. Когда дело дойдет до суда, его показания помогут доказать, что Жан не виновен.
- Думаешь, до суда дойдет? Мы же привезли профессора, дали показания, отдали всю документацию по его делу! Даже полный идиот понял бы уже, что полковник ни при чем.
Если бы все было так просто. Но погиб не простой солдат или офицер, Жан застрелил командора Оримы. К тому же, Элиава помнит его прошлые махинации. Все знают, что Веньяр мой человек, а у меня в совете, кроме Торна, друзей нет. Да и его едва ли можно назвать другом.
- Нужно готовиться к худшему. Как сказал бы Ванхаус…
- Жопа чует неприятности, - подхватывает Олег, - иди, Дан. Я подожду тебя тут.
- Можешь ехать к ребятам. Здесь недалеко, прогуляюсь.
- Я подожду тебя здесь, - с расстановкой повторяет Бахмат. Боится за меня.
В управление меня впускают беспрепятственно и с почтением. Лишь интересуются целью визита и моментально делают звонок по селектору.
- Господин советник ждет, генерал, сэр. Проводить вас?
- Благодарю, я найду дорогу.
Николас Торн ждет меня, стоя у окна. Непроницаемый взгляд, как и всегда, идеально отглаженный костюм-двойка, но вместо рубашки тонкая водолазка – в таком виде советник выглядит еще элегантнее.
- Мистер Райт, - он поворачивается ко мне, тонкие губы изображают некое подобие улыбки. – Присаживайтесь. Будете что-нибудь пить? Вид у вас, прямо скажем…
- Сегодня в семь утра был убит Карраско.
- Я уже в курсе инцидента, - пожимает плечами Торн.
- Но вы, скорее всего, не в курсе, что в мире Z:17 во время ядерного удара погиб другой морфоид. Никта. Наш таинственный гипнотизер.
- Вы шутите? – равнодушие вмиг слетает с советника. – Откуда вы это знаете?
- От Карраско и Мег. Они действительно пребывали в неведении относительно делишек своих боссов. По крайней мере, я могу поручиться за Зэйро.
Глазам не верю: Торн улыбается. Оказывается, советнику тоже не чуждо ничто человеческое.
- Прекрасная новость, генерал! После того, что случилось с Рагварном…
- Об этом я и пришел с вами поговорить, - перебиваю я советника.
Улыбка сменяется надменно поднятыми бровями.
Торн занимает кресло за столом.
- Мне нечего сказать вам, Райт.
Вот так ответ. Я дал ему информацию, за которую еще недавно мы оба готовы были душу продать. А он отказывает мне в помощи.
- Вы еще не выслушали меня, советник!
- Этого и не требуется, - с раздражением морщится Торн, - вы хотите, чтобы я вытащил вашего приятеля, Веньяра, который застрелил командора и едва не отправил на тот свет вашу жену.
- Вы лучше других знаете, на что способен гипноз Никты! Полковник Веньяр герой и патриот, он сотни раз рисковал жизнью ради граждан Оримы. Мне нужна ваша помощь, Николас! – я готов умолять. Потому что если он не поможет, дело Жана труба.
- Когда-то генерал Милтон тоже просил вас о помощи, но вы отказали ему, - напоминает Торн.
А я и не думал, что он такая мстительная сволочь.
- Не нужно сравнивать!
- Господин Райт, - ровно и твердо произносит советник по безопасности, - я заявляю вам со всей ответственностью, что не буду выгораживать вашего друга на суде.
- Ясно, - я встаю и направляюсь к двери. О чем тут еще говорить?
- Стойте! – резкий окрик останавливает меня.
Я оборачиваюсь, стараясь смирить гнев. Сейчас нужно быть собранным и подумать, что делать дальше. Ярость в этом деле не помощник.
- Вы не хотите спросить, почему я отказал вам? – спокойно интересуется Торн.
- Мстите за Милтона.
- О Господи! – морщится Торн. – Хестер тут ни при чем. Но видите ли, в чем дело: если Веньяра оправдают, под суд попадете вы. Потому что знали о чужеродной программе в его подсознании, но не только не доложили, куда следует, но и не отстранили от службы. Вы преступник, Райт, убийца командора. Вы, а не Веньяр!
Мы долго смотрим друг другу в глаза. Его радужки будто из стали – серые, с серебристым отливом.
- Но если вас арестуют, вся наша работа пойдет насмарку, - с предельной откровенностью продолжает советник, - я не вижу ни одной достойной кандидатуры на ваш пост. Более того, едва вас осудят, от нас отвернется Штормзвейг, а за ним и все мировое сообщество.
Это он намекает на чувства Лины. Очень смешно, как сказал бы Райан.
- Есть и еще кое-что, но, думаю, этих аргументов достаточно, чтобы вы поняли мои мотивы.
- Прекрасно понял, - уверяю я его, - однако готов взять вину на себя. И когда вы будете под присягой, Торн, вам придется говорить правду.
Советник машинально поправляет ворот водолазки.
- Не порите горячку, Райт. Я попробую что-нибудь сделать.
- Спасибо.
- Идите, отоспитесь, генерал. Я позвоню вам, когда будут новости.
- До скорого, мистер Торн.
К сожалению, отоспаться не получится. В баре меня ждут друзья, в том числе Забияка Скотти, позаботиться о котором меня просил Жано.

URL
2017-02-11 в 16:21 

Серебряная пуля
Мои фломастеры другого цвета
Забияка оборачивается и поспешно сбрасывает голограмму, висевшую над столом, уставленным кружками с пивом и какой-то мелкой закуской. Но я успел разглядеть, что рассматривали мои бойцы до того, как я их прервал своим появлением – это был трехмерный план Гурверста.
- Ну наконец-то! – Сандерс встает и пихает ногой стул Ванхауса, побуждая его подняться и раздвинуть стулья, чтобы дать мне место. – Садись, Дан. Ндочи, налей командиру.
- Я не буду, - голова и так гудит от всего случившегося, и короткий сон в неудобной позе не пошел на пользу.
- За командора, - настойчиво придвигает мне стакан Рэй.
- Ну, если за командора, - вынужденно соглашаюсь я и ловлю взгляд Забияки. Ух и глаза у него! Как два прицела. Но я не отвожу взгляд. – Я все видел, Скотти.
- Мне похер, - дерзко отзывается он.
Рэй снова, как утром, отвешивает ему подзатыльник.
- Ты как со старшими разговариваешь, щенок? Совсем распоясались тут без нас, скажи, Тай!
Кортни сдержанно пожимает плечами.
Здесь, в баре на Легионной, сегодня собрались ветераны Оримской операции: Сандерс, Кортни, Ванхаус, Ндочи и Скотти. С нами Нокс и Олег, но не хватает Жана. И потому нет его шуточек и прибауток, которые поддерживали нас в самые трудные времена.
- Рэй, плесни мне того же, что у тебя, - прошу я. Сандерс понимающе кивает и наливает в опустевший стакан какой-то безалкогольной шипучки. Вот так мы сегодня пьем за окончание войны.
Как-то иначе все это представлялось.
- Что ты собираешься делать? – Скотти сверлит меня глазами, под взглядом Рэя вынужденно поправляется, - собираетесь… генерал, сэр…
- Доказывать, что Веньяр невиновен.
- А если не докажете, тогда что? Его расстреляют?
- Если не докажем, расстреляют.
- И вы позволите?!
- Не позволю.
- Харэ панику нагонять, Забияка, - снова одергивает его Сандерс, - не заводись.
Скотти резко встает, какая-то тарелка падает на пол, во все стороны летят сухарики.
- Вы тупые, что ли?! В прошлый раз никто не разбирался, всех через два дня отправили на казнь и распихали по черным мешкам! Тайлер, ты же помнишь! Особистам плевать на какую-то там виновность, невиновность! Чего вы пялитесь?! Забыли, кому жизнью обязаны? Да если бы не полковник, вы бы все гнили в земле!
- Райан, сядь, - прошу я.
Он неохотно садится. И я понимаю, почему Жан так волновался за него. С Забияки станется подговорить всех на штурм Гурверста. А если не выйдет, он может пойти один.
- Давай проясним кое-что, - говорю я, Скотти вынужденно кивает, - во-первых, я все еще твой командир. И как бы ты ни злился, ты будешь выполнять мои приказы. В противном случае, сдавай оружие и катись из ОВС на все четыре стороны.
Скотти яростно раздувает ноздри, но губы сжаты. Остальные тоже не вмешиваются.
- Во-вторых, мы ни в чем не нарушили план. Он был рискованным, и мы осознанно на этот риск пошли. Что сейчас не так? Почему ты перестал мне доверять?
Ему нечего ответить. Потому что никто из нас ни в чем не виноват. Ни он, ни я, ни Жан. Но от этого, на самом деле, еще больнее.
- И в-третьих. Если мы пойдем на штурм тюрьмы, то поставим себя вне закона и, скорее всего, погибнем под пулями.
- Когда мы шли в Генштаб, ты говорил иначе, Дан! – запальчиво отвечает Скотти.
- Когда мы шли в Генштаб, у нас не было выбора. А сейчас он есть.
- Какой выбор?! Они даже не дают увидеться с полковником, считают нас всех соучастниками! Они чуть не надели на него браслет и могут сделать это в любой момент! Блядь! – Скотти вцепляется в короткие волосы и со всей силы сжимает руками свою гениальную голову. – Мы не можем сидеть, сложа руки…
Парни молчат, но по их лицам я вижу, что они солидарны с Забиякой. Да и сам я разве смогу жить, если Жано расстреляют за то, чего он не делал.
- Дай мне сутки, Райан. Если не получится по-хорошему, сделаем по-твоему.
Скотти вскидывается, меняясь в лице. Сандерс дергает ртом в кривой усмешке.
- Я разработаю самый надежный план, сэр, - обещает Забияка, - это будет как два пальца об асфальт. А потом угоним шаттл и полетим в Нарланд, полковник говорил, там, в лесах, можно прятаться всю жизнь.
Какой же он еще мальчишка! И так напоминает мне кое-кого...
Когда-то ты взорвал плотину и затопил Нарголлу, чтобы добраться до Алвано. Возможно, завтра мне придется штурмовать тюрьму и убивать собственных сограждан, чтобы освободить Веньяра. Это будет моя плотина. Личная. Но… господи, пронеси!

URL
2017-02-11 в 20:38 

Серебряная пуля
Мои фломастеры другого цвета
Признаться, за целый день я так и нашел времени, чтобы поинтересоваться состоянием Зэйро. Он сам связывается со мной. Не лично - через Лину, которая звонит мне по дороге в Генштаб.
- Я знаю про командора и Викторию, - говорит она с сочувствием, - но дело срочное. Есть у тебя минутка для меня?
- Для тебя, конечно, есть.
- Ты сегодня галантный, - машинально флиртует Аделина, - выпиши мне пропуск, я буду в течение часа.
На фасаде здания вывешен траурный флаг. В штабе тишина, даже вездесущих журналистов нет. Какая-то параллельная вселенная...
- Господин генерал, - шепотом приветствует меня Хэйли, - нужно определить время прощания с командором Рагварном. Зал уже приводят в порядок. Гроб с телом… - Хэйли кашляет, будто у нее внезапно сдавило горло. - Гроб с телом доставят через час.
- Вы связывались с секретарем Императора?
- Да. Он велел спросить у вас.
- Тогда начнем в одиннадцать. Родственники командора оповещены?
- Да, сэр. Мы все сделали. О, простите, - Хэйли хватается за коммуникатор, - привезли цветы.
Мне кажется, что я не был в своем кабинете несколько недель – столько всего произошло за последние двое суток. Стол чистый – все документы я убираю в сейф. На подлокотнике кресла оставленный Жано стакан с водой, он вечно забывает их убирать за собой.
Жано…
Нужно подготовиться. Если я отдам приказ штурмовать Гурверст, обратного хода никому из нас не будет. Но работа Мэри и Вики не должна пропасть впустую. Теперь у Империи есть оружие, которое обезопасит всех граждан. Жаль, что вакцина испытана пока только на мне, но я надеюсь, что в Совете Императора поймут необходимость продолжения исследований. Это в какой-то мере защитит мою семью, когда меня не будет рядом.
Стук в дверь обрывает невеселые мысли.
- Можно к тебе? – сегодня Лина не улыбается. На ней черный брючный костюм, значит, собирается остаться на церемонию прощания.
- Конечно, входи.
Лидер Штормзвейга проходит, стуча каблучками, и останавливается возле стола напротив меня.
- Держи.
Мне на стол ложится флешка.
- Что это?
- Послание тебе от нашего общего знакомого.
Вопросительно поднимаю брови.
- Я уже все знаю про Карраско и его… преступления. Ты снова оказался прав, да?
Она наклоняется, облокотившись о стол, так, чтобы удобнее было смотреть на экран, когда я стану просматривать переданные Зэйро файлы. Лицо Лины так близко, что я замечаю и румяна на щеках, призванные скрыть бледность, и крошечные морщинки в уголках глаз «белоснежки», и скромные жемчужные серьги, которые ты дарил ей на полгода совместной жизни.
- Почему? Почему ты всегда оказываешься прав? Извини, вопрос риторический.
- Давай посмотрим, что он прислал.
Раз уж морфоиды сами решили открыться мисс Умано, нет смысла и мне что-то от нее скрывать.
- Кстати, Зэйро в порядке. Если, конечно, тебе это интересно, - с оттенком двусмысленности в голосе сообщает Лина.
- Спасибо. Я рад за него.
И все-таки почему он закрыл меня собой? Иногда поступки этого типа ставят меня в тупик.
- Ну что там? – мисс Умано заглядывает на экран.
- Какой-то список.
- «№1. 17. 10. 973. 9. 45. Тень от крыла ветра. №2. 17.10.973. 9.45. Утро наступает в полдень…» Что это за чертовщина, Дан?
У меня мурашки бегут по спине. Прокручиваю весь немаленький список и нахожу последнюю запись: «№69. – . Никто не видит Никту. Никта видит всех».
- Почему Зэйро прислал тебе это, Дан?
- Это памятка от Никты. Возможно, она составляла ее для себя. Но скорее, для Карраско. А может, у нее были другие помощники...
Не хочу даже думать о том, что Никта могла быть не уникальной, и среди кровососов есть еще такие, как она.
Открываю второй присланный файл и нахожу там полные и исчерпывающие досье на оримских офицеров и солдат. Первым номером значится Мануэль Форка. Последним – Жан Веньяр.
Что и требовалось доказать.
- Что за памятка? Ну чего ты молчишь, Райт?
- Это список кодовых фраз, которые запускали чужеродную программу в подсознании людей. Номер по списку, дата, время, код. Видишь, это Жано. Сегодня утром они запустили его программу, и он застрелил командора.
Сообщение от Николаса Торна застает меня в парадном зале. За двадцать минут до полуночи кроме караула на входе здесь никого нет. Гроб с телом командора Рагварна стоит на возвышении, весь усыпанный цветами.
Подхожу ближе. В голову лезут банальности, вроде той, что командор похож на спящего. Так и есть. Лицо спокойно, шрамы от ожогов в неярком свете кажутся наплывами подтаявшего воска.
«Империя лишилась своего героя». Так когда-то начал свою речь Рагварн на моих похоронах. С тех пор Империя лишилась многих своих героев. Мы пережили страшную войну.
- Мы победили, сэр, - говорю я вслух, словно он может меня услышать. Чем черт не шутит? Я уже давно разучился хоть чему-то удивляться. – Война закончилась сегодня утром. Жаль, что вы этого так и не увидели.
Под ногами шелестят стебли гвоздик и роз. Вот такой невеселый вышел у меня триумф. Темный зал, гроб, цветы и нет рядом никого, чтобы разделить и боль, и радость. Ни тебя, ни Жано, ни Вики, ни командора, который был для меня почти как отец.
Коммуникатор вздрагивает от сообщения. «Через пять минут у тебя. Торн».
Надеюсь, у него хорошие новости.


Сказать, что я удивлен – ничего не сказать. Вот уж кого не ожидал увидеть в своем скромном кабинете, так это Его Величество Эдварда II!
- Добрый вечер, генерал, - слегка улыбается Император, - извините, что занял ваше место.
- Добрый вечер, сэр.
Торн, как и днем, стоит у окна, только уже моего кабинета. Вид отсюда не в пример скучнее – вертолеты, танки, ничего живописного.
- Садитесь, генерал. Поговорим.
Я занимаю стул, понимая, что нужно говорить. Это лучший, самый лучший шанс из всех, что мог дать мне советник по безопасности. Теперь я по уши в долгу перед ним. Но начать разговор отчего-то мучительно трудно.
- Каждую нашу встречу вы чем-нибудь удивляете меня, Дан, - пристально глядя на меня, произносит Его Величество, - мистер Торн рассказал мне о вашей утренней операции. Смело. Надо полагать, теперь у вас есть доказательства, которые вы обещали мне в прошлый раз?
- Есть! Теперь я могу доказать, что Семья причастна к созданию лефтхэнда и захвату Оримы, они…
- Тогда почему мы все еще не объявили им войну? – строго сдвигает брови Эдвард.
- Потому что все, кто участвовал в этом преступном сговоре, мертвы, - отвечаю я, смиряя стучащее сердце. - Суморфов больше нет. Запрещенное оружие и оставшиеся части нарголльского метеорита уничтожены. Орима в безопасности, Ваше Величество.
Торн, наконец, отходит от окна и останавливается возле спинки кресла, на котором сидит Император.
- Вы так говорите, генерал, будто намерены примириться с тем, что морфоиды разгуливают по Перекрестку и пьют кровь людей, - удивленно говорит он.
Вот и наступил момент истины. Когда, в какой миг я перестал ненавидеть их? Когда начал делить на нормальных морфоидов и подонков, обержимых жаждой крови и власти?
- Да, сэр. Намерен.
- Вы больше не видите в них угрозу безопасности Оримской Империи, Райт?
- Семья больше не угрожает нам войной, - я обращаюсь к Императору, а не к Торну, - к сожалению, физиология этих существ такова, что для них естественно употреблять человеческую кровь. Но у нас есть решение.
Император машинально барабанит по столу и каким-то бумагам. Кажется, когда я уходил, то ничего не оставлял. Но мог и забыть…
- Вот как? И что же это за решение?
- Вакцина.
- Вакцина? – переспрашивает озадаченный Торн. – Это что, биологическое оружие?
- Не совсем. Вакцинировать предполагается людей, - поясняю я. - Вскоре после прививки в крови человека образуется особые вещества, которые смертельны для морфоида. После того, как кровь привитого человека попадет в пищеварительную систему нелюди, начнется реакция, и морфоид умрет.
Император и советник переглядываются. Кажется, я сумел их впечатлить.
- Вакцина не опасна для людей? – уточняет Николас.
- Пока ее протестировали только на одном человеке. Эксперимент прошел успешно, как видите.
И снова потрясение.
- Сколько времени нужно, чтобы доработать и запустить в производство вашу вакцину? – не сдерживая волнения, спрашивает Император.
- Несколько месяцев, может быть, недель, если ничего не помешает.
- Что вам может помешать, генерал?
- Мой друг, полковник Веньяр, стал жертвой гипноза морфоидов, - прямо говорю я.
Советник по безопасности слегка подается к Эдварду.
- Это то, о чем я вам говорил, Ваше Величество.
Император задумчиво кивает.
- Чего вы хотите, генерал Райт?
- Помилования для героя Оримы. У меня есть доказательства, что полковник действовал неосознанно, по принуждению.
- В таком случае, суд освободит его, - пожимает плечами Император.
- Боюсь, Веньяр не доживет до суда или будет осужден насправедливо. Не хочу бросаться обвинениями, но... Командора все любили.
Эдвард снова барабанит по столу.
- Нет, я не могу помиловать вашего героя, генерал, - отвечает он со скучающим видом. И добавляет, - помиловать можно только того, кто виновен.
Я молчу, не зная, что на это ответить. А Император продолжает:
- Вчера вечером командор Рагварн подал в отставку.
- Что? – изумленно переспрашиваю я.
- Он предложил на свое место другого офицера. Молодого, энергичного, умного. Теперь я вижу, что Чендлер был прав в своем выборе.
Сердце замирает в груди.
Пальцы Его Величества подталкивают ко мне листы с гербовыми печатями.
- Совет принял кандидатуру единогласно. Ознакомьтесь с приказом, генерал.
Я собираю все силы, чтобы рука не дрогнула. Так и есть, в приказе о назначении твое имя.
- Поздравляю, Райт, - слегка кивает Торн.
Вот ведь плут! Знал о назначении, когда я был у него вечером, но даже ни словом не обмолвился.
- Благодарю! – я встаю и вскидываю руку к виску. – Это большая честь для меня, Ваше Величество. Я не подведу!
- Знаю. И да, генерал, - строго произносит Император, - военная прокуратура теперь в вашем ведении. Вы можете требовать соблюдения прав своего товарища. Но не советую бравировать и нарушать закон – на вас смотрит вся Орима.
Торн неожиданно подмигивает мне. Я отвечаю ему улыбкой.
- Служу Ориме жизнью и кровью!

URL
2017-02-12 в 23:13 

Серебряная пуля
Мои фломастеры другого цвета
Глава 32.

Орима. Январь 980 года.

Воздух сегодня промозглый, ледяной. Стою, опираясь о капот броневика, и прячу руки в карманах. Скотти рядом переминается с ноги на ногу.
- Профессор уверен, что программа исчезла? – шепотом, будто тут, за воротами, нас может кто-то подслушать, спрашивает Скотти.
- Он так считает, - пожимаю плечами.
Почему-то хочется курить. Невыносимо, как тогда, в Руме, когда сигарета спасла нас с Бахматом от покушения. Может, в меня снова кто-то целится?
- Сэр, я… - Забияка мнется, прячет взгляд, - я хочу извиниться! Я вам столько всего наболтал, а вы...
- Ничего, Райан, я понимаю. Главное, все обошлось.
- А что теперь? Суд будет?
- Будет. Придется Жано посидеть под домашним арестом, пока все это не закончится.
- Лучше уж так, - вздыхает Скотти, не отводя глаз от ворот.
Дует на замерзшие пальцы.
- А миссис Райт когда отпустят?
- Не раньше, чем через неделю.
- Вот тогда и отметим ваше назначение! – оживляется Скотти.
Я перевожу взгляд на дрогнувшие ворота.
- Если честно, у меня нет никакого желания что-то отмечать, Райан.
- А придется, - у Забияки отличное настроение, - чтобы мне в тридцать два стать командором!
Ворота открываются издевательски медленно, и я успеваю много о чем вспомнить и подумать. Об утреннем прощании с Рагварном, на которое пришло столько народу, что в огромном парадном зале нечем было дышать. Обмороке миссис Рагварн. Гвоздиках в руках Тайгера Шорри – внучатого племянника командора, который пережил с Сандерсом и Кортни ад Z:17. Нежных руках Вики в моих волосках и ее словах, что у меня поседели виски. Я спросил, нравится ли ей, а она заплакала.
Жан выходит, слегка сгорбившись. Озирается по сторонам, почему-то щурится, будто его держали в темноте, хотя это, конечно, не так.
Скотти срывается с места и виснет на шее своего командира. Потом наступает мой черед.
- Ну, привет! – я крепко стискиваю руку Веньяра.
У Жано виноватый вид.
- Ты все-таки вытащил меня.
- Пока под домашний арест. Извини, но попрощаться с Рагварном не получится. Побудешь до суда в своей квартире, Райан присмотрит.
- Райан присмотрит! – с энтузиазмом обещает Скотти.
Веньяр кусает губы. Что-то надломилось в нем за эти неполные двое суток, что-то державшее нас всех на плаву долгие годы.
- Я убил командора, Райт.
- Командора убили морфоиды, Жан. Поехали домой. Ты примешь душ, выпьешь снотворное, и все пройдет.
- И все пройдет, - эхом отзывается Веньяр, - ладно, искуситель, поехали. Потом расскажешь, как сумел меня вытащить.
Потом. Все потом. Времени у нас теперь много, старина. Вся жизнь, сколько бы ее ни осталось.

Орима. Февраль 980 года.

- Я поднимаю этот тост за Дана Райта, - Олег салютует мне бокалом, - признаться, когда этот парень появился у нас на втором фронте, я подумал, что он жуткий сноб. Сразу принялся наводить в чужой дивизии свои порядки…
- Это еще что, - перебивает Сандерс, - меня он вообще в карцере неделю продержал. С крыской. А это, скажу я вам, так еще пытка…
- Погоди, Рэй, я не договорил. Сейчас расскажу про самолет…
- Мы уже выпьем, наконец? – ворчит Ванхаус. – Устал держать полный бокал!
- Ты хотел сказать тост, Олег, - напоминает Жан.
- У нас закончилось шампанское!
- Отправьте кого-нибудь на кухню. Эй, Албанец, ты молодой, сгоняй до холодильника!
- Нет, Анж не нужно наливать!
- А почему Шику можно?!
- Так тост был или нет?
Вики прижимается ко мне, немного неловко чувствуя себя в огромной шумной компании. Я нежно целую ее в лоб.
- Принести тебе сока?
- У меня еще есть, - останавливает меня она, - я так горжусь тобой, родной!
- У меня тоже есть история! – Веньяр перехватывает принесенную Албанцем бутылку, принимается откручивать пробку. - И получше ваших. Отправили как-то мою танковую роту прикрывать отступление мятежников, а Дан вел колонну. Ну и напоролся на засаду...
Пробка с громким хлопком покидает горлышко, пенящийся напиток льется в подставленные бокалы.
- Подходим мы, видим: танк горит, а этот ненормальный в него лезет, пытается еще кого-то спасти...
- За командора Райта! – перебив его, провозглашает Забияка.
- Отличный тост!
- Поздравляю тебя, дружище! – Веньяр с чувством обнимает меня и залпом выпивает шампанское.
- Поздравляю, Дан! – Ванхаус хлопает по плечу.
Сандерс с унылым видом чокается со мной стаканом минералки. Потом подходит Кортни, пожимает мне руку:
- Поздравляю, сэр!
В доме сегодня настоящий бедлам. Шум, музыка, кругом еда, пустые и наполненные бокалы. Вламывается Кейтер со своими ребятами, и становится еще теснее.
- Ура командору Райту! – кричит Ян, ему уже наливают штрафную.
Подношу бокал к губам и слышу:
- Поздравляю, брат.
Бокал выскальзывает из враз онемевших пальцев. Катится по полу и лишь после этого разбивается с хрустальным звоном.
Я так ждал этот голос. Во всей этой долбанной круговерти – самый родной, самый нужный голос!
- Что с тобой, Дан? – быстро шепчет Вики. – Ты так побледнел!
- Мне… - губы тоже не слушаются. Голос эхом звучит в голове, - мне просто нужно на воздух. Веселитесь. Нет, со мной все в порядке…
Я выбираюсь в сад и закрываю за собой дверь. В темноте февральской ночи на ветках яблонь звенят тоненькие сосульки.
- Дан!
- Корд, - отзываешься ты. – Привет.
- Ты здесь!
Что это на глазах? И почему так остро колет за грудиной?
- Ага, здесь, - весело сообщаешь ты, - как и всегда.
Как и всегда...
- Не знал, что ты умеешь ТАК молчать, младший!
- Я просто очень хотел, чтобы ты жил, Корд. С того самого дня, когда нашел тебя возле капища… знаешь, о чем я тогда думал?
Знаю.
Моя голова на твоих коленях, рубаха коричнево-багровая жесткая от впитавшейся и высохшей на солнце крови, сытое жужжание мух, слезы, жгущие твои щеки.
- Я думал о том, что хотел бы поменяться с тобой местами, - с бесконечно жестокой, по-мальчишески наивной откровенностью добиваешь меня ты. Младший братишка, которому я помогал держать лобзик, выпиливая макеты истребителей. Которого укладывал спать, когда у мамы была ночная смена.
- И ты отдал мне свою жизнь.
- Ты же мой брат, - в твоем голосе ни грамма сожаления, - я люблю тебя больше всех на свете.
- Но ты пожертвовал собой! – выдыхаю я, не в силах понять, что чувствую.
- Это вообще не жертва, - смеешься ты, - хотя нет, немного жертва все-таки. Курить хочется нестерпимо!
- Слов нет, - признаюсь я. Ну что с тобой, таким, делать?
- И не надо, Корд. Не говори ничего. Мы же оба понимаем: мне никогда не удалось бы того, что смог сделать ты! Командор Райт – здорово звучит! Горжусь тобой, брат!
- Ты справился бы не хуже.
- Давай не будем больше спорить, - просишь ты, - я знаю, что все правильно сделал. Ты на своем месте, дома. Ты сумел доделать все, что не успел. Победил лефтхэнд, стал командором.
- У тебя будет дочь, - говорю я.
- Спорим, - со смешком отвечаешь ты, - Вики подумывает, чтобы назвать ее Корделией.
- Мне кажется, она уже выбрала имя. Кэтрин.
- Как наша мама.
- Да, как наша мама.
Знала бы мама, что стало с ее сыновьями. Знала бы, какого подарила мне брата!
Дверь открывается, в ночной сад врываются голоса моих… наших друзей.
- Все в порядке? – Сандерс выныривает из дома разгоряченный, в одной рубашке. – Ты ушел так неожиданно.
- В порядке. Дай закурить.
- О как! Ты же больше не куришь? – удивляется Рэй, но с готовностью вытаскивает из пачки сигарету и прикуривает мне.
- Кайф, - ты затягиваешься горьким дымом. Я уже забыл, как это – стоять у тебя за плечом.
И вдруг вспоминается, как в Руме, во время допроса Локриджа мне страшно захотелось курить. Так это ты спасал меня тогда, брат!

URL
2017-02-13 в 22:44 

Серебряная пуля
Мои фломастеры другого цвета
- Давно хотел спросить, - Сандерс задумчиво стряхивает пепел, облокотившись о перила, - когда мы встретились впервые, ты сказал, что знаешь обо мне от брата.
- Да, и что?
- Это невозможно, - Рэй выпрямляется и смотрит в глаза, - ты знал не только обо мне, но и о мире Z:17, где был твой брат. Знал его личные пароли в командной системе ОВС, а таким не делятся. Даже если полностью доверяют. Даже с братьями. Откуда, мать твою, ты все это узнал?
Ты не отводишь взгляда. Пожимаешь плечами:
- От брата.
- Ты что, экстрасенс? – скептически хмурится Рэй.
- Да нет, экстрасенс у нас Жано, а я просто заговоренный, - ты весел и пьян от собственной свободы.
Рэй недоверчиво чешет макушку. Упырь отнюдь не дурак и отлично понимает, что его попросту дурачат. Вот только не понимает, каким образом.
Но есть у Рэя бесценная черта - он не имеет привычки лезть в чужие дела.
- Действительно, заговоренный, - соглашается он, расслабляясь. - Молодчина ты, Райт! – и, похлопав по плечу, зовет, – хватит прохлаждаться, пошли к нашим, пока они не разнесли весь дом.
Вы входите в дом, и оказывается, что тостов осталось еще немеряно, а ночь только начинается. Да и стекло бьется к счастью. Глаза Вики светятся мягким светом, она будто снова стала юной влюбленной девочкой, какой была на нашем первом свидании.
Жан обнимает тебя за шею, притягивает к себе и шутливо тычет кулаком в бок.
- Хватит пялиться на собственную жену, командор, лучше выпей с нами! Я тут рассказывал историю про метро. Помнишь того усатого старика, начальника станции? Меня только что осенило, что этот тип – родной брат Штейнмаера! Клянусь тебе! Спорим, дома у него такой же иконостас? Так о чем это я…
Я вдруг замечаю, как смотрит на тебя Шику. Ты подмигиваешь ему, мальчик вздрагивает, а потом вдруг отвечает широкой счастливой улыбкой. Признал своего Нар-Одара.
Праздник идет своим чередом. Но теперь наконец всё правильно. Все на своем месте. Жизнь продолжается, братишка…
Ты тревожно оглядываешься. Не бойся, младший, я стою за твоим плечом и больше никогда тебя не оставлю.

URL
2017-02-17 в 22:01 

Серебряная пуля
Мои фломастеры другого цвета
Эпилог.

Штормзвейг. Май 980 года.

- Внимание на экран.
Собравшиеся в апартаментах лидера Штормзвейга главы служб безопасности миров Первого перекрестка умолкают. Представители Талла, Аргонны, Рекона, Буцалло и Заккара сидят за длинным столом Аделины Умано, не понимая, для чего вы, соблюдая максимальную секретность, их всех здесь собрали. Семью представляет Мега морфоидов – Дарго. Мне до сих пор непонятна иерархия клана кровососов, но я уверен, что Зэйро занимает в нем одну из лидирующих позиций. Интересно, почему они отправили Дарго?
- Знакомьтесь, Марта Розенберг, - говоришь ты.
На экране появляется фото типичного морфоида лефтхэнда. Из поколения воспитанных в заккарийских «школах для девочек». Миловидное треугольное лицо, густые черные волосы до плеч, равнодушный взгляд. – Участвовала в атаке на Ориму. После захвата столицы нашими войсками к своим не вернулась, пряталась среди мирных жителей.
- Целых пять лет? – уточняет Биннер, глава реконской разведки. – И вы знали о ней, мистер Райт?
- Наша служба вышла на Марту весной 978 года, - не дрогнув, поясняешь ты.
- А почему вы не арестовали преступницу? На вас это не похоже, Райт! – замечает мистер Ботрос - напыщенный аргоннский генерал. Мы познакомились после инцидента в Амбрезе и не сошлись во мнениях на тему допроса захваченных террористов. Кажется, у этого типа до сих пор на меня зуб.
- У нас мирный договор с Семьей, господин Ботрос. В Ориме не принято хватать граждан без доказательств вины, руководствуясь только внешним сходством с наемницами лефтхэнда. Но, разумеется, мы взяли Розенберг в разработку.
На экране мелькают кадры, запечатлевшие морфоида на улицах Оримы, в магазине, примеряющую серьги, в метро, в салоне красоты, где Марта работала все годы после окончания войны. Морфоидов в Ориме не то чтобы много, но они есть. Первое время люди боялись их, но вскоре привыкли. Люди вообще привыкают ко всему.
- Все пять лет Марта вела себя как законопослушная гражданка Оримы. Работала, занималась в фитнес-клубе, проводила время с подругами, кстати, человеческими девушками, - рассказываешь ты, комментируя фотографии, - пока однажды не вышла на охоту.
Лина роняет ручку. Гости переглядываются.
- Вот на этих кадрах видно, как Марта Розенберг прогуливается вечерами по безлюдным аллеям парка.
Все присутствующие повернулись к Дарго. Мега хранит спокойствие, будто его это никоим образом не касается.
- А вот здесь она нашла свою жертву, - ты снова привлекаешь внимание к съемке.
На экране видно, как морфоид подходит к худенькой девушке в топе и легкомысленной короткой юбочке. Они заговаривают, потом Марта хватает жертву за руку. Испуганная девушка пытается вырваться и убежать, но наемница лефтхэнда держит ее крепко.
Главы служб безопасности молчат. Молчание повисло тяжелое, недоброе. На территории каждого из миров живет достаточное количество морфоидов. И каждый в этот момент, наверняка, представляет подобный инцидент у себя. Даже не один случай, эпидемию случаев, когда одержимые жаждой крови нелюди начнут нападать на самых беззащитных: женщин, детей.
- Мистер Дарго, как вы объясните происходящее? – резко спрашивает Аделина. – Семья давала гарантию, что мирные граждане не пострадают от соседства с вашими сородичами!
- Это просто единичный случай, - Дарго держится с достоинством. – Разве в человеческом обществе нет преступности? Грабежей, изнасилований, убийств?
- Это не одно и то же! Мы не пьем кровь! – жестко перебивает его Биннер.
- Мы тоже не пьем кровь, - парирует с чувством глубокой убежденности в собственной правоте Мега, - эта Марта – продукт лефтхэнда, она создана для убийства и приучена к женской крови. Возьмите человеческого ребенка, научите его с детства есть сырое мясо и выпустите в общество – увидите, что будет. Мы не так уж сильно отличаемся друг от друга. Морфоиды Семьи не нападают на людей, мы употребляем только донорскую кровь, вот и все!
- Господа, - останавливаешь ты готовую начаться свару, - это еще не все.
- Генерал, - Дарго не намерен отступать, - прошу вас передать Марту Розенберг Семье. Уверяю вас, мы накажем ее так, чтобы другим было неповадно нападать на людей.
Ты лишь качаешь головой.
- К сожалению, мистер Дарго, это невозможно. Предлагаю вам все же досмотреть до конца.
Взбудораженные члены собрания вынужденно обращают внимание на экран, где происходит последний акт трагедии. Девушка – к слову, опытный агент ОРУ – давно вырвалась и убежала, а вот Марта не может сделать и шага. Она не сразу понимает, что умирает. Судорожно хватается за горло, царапает ногтями, рвет на себе блузку, глаза морфоида расширены в ужасе и остаются такими даже когда она падает на парковую дорожку и замирает неподвижно.
Все молчат.
- Что с ней случилось? – оправившись от потрясения, спрашивает Лина.
У Меги такой же ошеломленный, потерянный вид, как и у всех. Алую радужку почти не видно из-за расширенного зрачка.
Наступает момент триумфа справедливости. Ты говоришь спокойно, с расстановкой, но я чувствую, что внутри у тебя все ликует. Потому что это наша окончательная победа, братишка, бескровная, честная. Мы просто уравняли шансы и превратили хищников в овечек.
- Жертва Марты была привита специальной вакциной. К слову, на данный момент этой вакциной привито десять процентов населения Оримы в случайном порядке. Никто не знает, привит он или нет, а значит, ни один морфоид не будет уверен, что не нарвался на свою смерть.
- Невероятно! – шепчет Лина.
- Гениальная идея, - мистер Биннер встает, протягивает тебе руку и долго жмет. – Рекон закупит у вас вакцину.
- Талл тоже.
- А она не опасна?
- Что же вы огорчились, мистер Дарго? Не вы ли только кто уверяли нас, что никто из ваших сородичей не пьет кровь?
Дарго пожимает плечами с королевским достоинством.
- Я не отказываюсь от своих слов. Благодарю за предупреждение, генерал, - он учтиво кивает, поднимаясь из-за стола, - теперь нам будет легче контролировать своих. Отличное решение, Райт. Действительно, гениальное.
Не пойму, сарказм ли это, или он и правда так думает.
- Рад, что мы поняли друг друга, мистер Дарго, - на твоих губах играет улыбка. - Передавайте привет… нашему общему другу.

URL
2017-02-18 в 13:03 

Серебряная пуля
Мои фломастеры другого цвета
Орима. Июль 981 года.

Каждое наше слово и действие, каждое решение – отзываются в будущем. Каждая промашка тянет за собой череду неудач. Но каждый не сданный врагу форпост становится нашей крепостью. Кому, как не нам с тобой, знать об этом. Мы прошли долгую дорогу, полную боли и потерь, ошибались, попадали в ловушки, сражались, как в последний раз, и выживали вопреки всему. Мы не стали непогрешимыми, нет, но в нас не осталось ни сомнений, ни слабости.
- Дан, ты обещал погулять с Кэт.
- Конечно, уже иду.
Ты вешаешь мундир на вешалку, натягиваешь футболку и плещешь в лицо, чтобы освежиться и прогнать усталость. Переговоры с союзниками, как водится, простыми не были.
- Что ты там говорил, потерпи немного? Скоро отдохнем?
- Прости, младший, но тебе отдыхать рано.
В подтверждение снизу раздается яростный рев Кэт.
- Сейчас-сейчас, - тут же срываешься с места ты.
Кэт уже сидит в прогулочной коляске и посасывает кулачок. У нее твои глаза – большие и темные, как спелые вишни, твой нос и подбородок.
Ты приседаешь на корточки перед коляской.
- Моя девочка! Пойдешь гулять с папочкой?
Кэт шлепает тебя по щекам, выражая готовность идти с папочкой куда угодно.
- Погуляй с ней немного, - просит Вики, - а я доделаю кое-какую работу и сменю тебя.
- Не волнуйся, мы не пропадем, - ты подхватываешь коляску и выносишь ее из дома.
Наш с тобой парк – лучшее место для прогулок. Солнце припекает, ты не спеша катишь Кэт по тенистой аллее, то и дело останавливаясь, чтобы поздороваться со знакомыми и даже незнакомыми людьми. С тех пор, как ты стал национальным героем, тебя часто узнают на улицах.
Ты сворачиваешь в известном только нам с тобой месте, на дорожку, ведущую в самую безлюдную часть парка. Тут мы можем побыть одни, обсудить текущие дела. Но сегодня обсуждать нечего. В Ориме жара и благодать.
Морфоида ты замечаешь первым. Второй – Кэт. Зэйро идет навстречу в узких джинсах и своей любимой косухе. От него фонит, и он будто обтекает людей, явно стараясь остаться незамеченным.
Однако малышка Кэт машет ручками, приветствуя «дядю».
- Ничего себе! Она что, видит его? – удивляешься ты.
- Видимо, да.
- Мегу?
Что тут скажешь? Год назад, когда Вики доделала вакцину, ты сразу же велел привить всю семью: Таню, Шику, Анж и Кима. Кэт тогда только родилась, Ви решила повременить. А через полгода выяснилось, что в крови ребенка уже есть антитела, идентичные тем, которые вызывает вакцина. Вики и Мэри ломали голову, но так и не поняли, откуда они взялись у Кэт.
Теперь-то мы знаем, что у многих детей в послевоенной Ориме сформировался врожденный иммунитет к укусам морфоидов. Правда, причины и механизм возникновения феномена так и остались тайной за семью печатями. Видимо, профессор Ольсен снова оказался прав – природа сама позаботилась о выживаемости нашего вида.
А теперь вот гипноз.
- Раааайт, - тянет Зэйро.
- Зэйро. Ты по делу или просто?
- По делу, - морфоид наклоняется и треплет Кэт за мягкую щечку.
- Тогда пойдем.
Как водится, на «нашей» поляне никого. Ты расстилаешь по густой траве покрывало, усаживаешь на него Кэт и раскладываешь игрушки.
- Какие-то проблемы, Зэйро?
Мега опускается на траву, не сводя хищных глаз с увлеченной пирамидкой малышки. Мне не нравится его взгляд. И мне так и не начал нравиться Зэйро. Но я помню, как он закрыл меня своей грудью.
- Да, - отвечает Мега, - у нас проблемы, Райт. Кто-то слил в мировую сеть информацию о нашей причастности к лефтхэнду.
- Это не мы, - отвечаешь ты удивленно. Я не удивлен, но тоже не в курсе, откуда «протекло». Просто, словами русов, "шила в мешке не утаишь".
- На базе в Штормзвейге в 76-ом ты тоже клялся, что "не вы", - обвиняет Зэйро, - а потом оказалось, что в расстрелах участвовала вся твоя команда в полном составе.
Два взгляда сталкиваются – алые и черные глаза сверлят друг друга. А я смотрю на Зэйро и думаю о том, как причудливо играет с нами жизнь, что друзья и сослуживцы порой становятся предателями, враги превращаются в самых надежных союзников и соратников.
- Я ручаюсь за своих, Зэйро. Никому из нас сейчас не нужна новая война.
- Если нас начнут истреблять, - тихо предупреждает Зэйро, - мы ответим, невзирая на мирный договор. Это я тебе обещаю.
- Не нужно мне угрожать! – тут же взвиваешься ты. Кэт замирает с синим пластмассовым колечком в руках. Я мягко глажу ее по макушке, хоть и знаю, что маленькая не может этого почувствовать. – Я не сдаю союзников, Мега! Если понадобится помощь, скажи, помогу.
Зэйро молча сверлит взглядом твое лицо.
- Иногда я не понимаю, с кем из вас говорю, оборотни чертовы!
Ты тут же успокаиваешься. Поворачиваешься к Кэт:
- Смотри, котенок, это нужно надеть сюда. Видишь? Вот так.
Кэт сопит, пытаясь надеть колечко на стержень пирамидки.
- Ладно, командор, - кривовато усмехается Зэйро, - я пойду.
- Я попытаюсь выяснить, кто слил информацию, - обещаешь ты.
- Поздно уже, - Мега отряхивается и поправляет пистолет за поясом штанов, - какая теперь разница…
- Зэйро!
- Главное, что это не ты, - бросает на прощанье Мега и исчезает среди зеленых кустов.
Ты долго молчишь, не разговаривая даже Кэт. Сосредоточенно собираете пирамидку. Поют птицы, невдалеке весело шумит речушка.
- Как думаешь, Корд, кто слил информацию?
- Если ты думаешь, что это я, то нет. Это не я. Может быть, Ник?
- Да, я тоже подумал о Торне, - соглашаешься ты.
Кэт просит бутылочку и растягивается с ней на покрывале. Мы с тобой валяемся рядом, глядя в яркое синее небо. Я чувствую, что тревога, поселившаяся в твоей душе после разговора с Зэйро, улеглась. Помню, так же мы лежали на лугу возле военного аэродрома… погоди, сколько же лет назад? Шестнадцать? Нет, семнадцать… Мне было двадцать четыре, тебе шестнадцать. И никто из нас не знал, как все сложится. Я мечтал о самолетах, ты – быть похожим на меня.
- Кстати, что думаешь ответить Албанцу? – вспоминаю я.
Утром, после планерки лейтенант Ндочи подошел к тебе и попросил руки Татьяны. Обалдев от официальности, ты попросил время подумать и, что-то мне подсказывает, напрочь забыл о матримониальных планах своей воспитанницы и офицера. Особенно после разговора с Зэйро.
- Ой, точно! – подтверждаешь ты мою догадку. – Наверное, соглашусь. Албанец – хороший парень, спокойный, как танк, только такой и сумеет ужиться с Танькой.
- Вероятно, ты прав.
Таня командует Албанцем почем зря и называет его Ванечкой к вящему удовольствию обоих.
- Сергей бы одобрил ее выбор, - ты забираешь из ручек заснувшей Кэт бутылочку, укрываешь дочь краем покрывала.
- Вот вы где, - Вики подошла незаметно.
Ты садишься и смущенно ерошишь макушку.
- Я просто… сам с собой говорил. Мысли вслух.
Двигаешься, давая место Вики. Она подбирает юбку, скидывает босоножки и устраивается, прижимаясь плечом к твоему плечу.
- Ты разговариваешь с Кордом, - улыбаясь, поправляет тебя Ви, - ты и во сне с ним говоришь.
Ответить на это нечего, и ты просто обнимаешь ее за плечи, укрывая от поднявшегося ветерка.
- Знаешь, мне тоже все время кажется, что Корд где-то рядом, - признается Вики, - и Жан так же думает. И Шику тоже. Я думаю, он с нами, Дан. Оберегает всех нас, защищает Ориму…
- Ты права, Ви. Он всегда с нами.
Легонько касаюсь твоей спины. Ты оборачиваешься и улыбаешься, умиротворенный и спокойный, уверенный в завтрашнем дне, потому что знаешь, что я всегда буду с тобой. У нас одна судьба. Одна семья, одна страна. Синее небо над Перекрестком. А если завтра снова начнется война, мы встанем плечом к плечу, как и положено братьям.

Конец.

URL
2017-02-19 в 09:13 

Ром@нтика
Всё что нравится двоим - не извращение.
Серебряная пуля, некоторые моменты здесь перечитала. Всё же удобнее читать полным объёмом. Но когда автора долго не слышишь и не видишь, ищешь другие пути - по кусочку выкладок:)
Каждый твой роман, повесть, рассказ не похож на предыдущий, не писан по шаблону. Такое интересней читать. И ты одна, кто держит произведение в тонусе: не сливает, не комкает, не частит эпизодами. Да что я тебе это говорю? Ты и сама знаешь моё мнение.
Сказать, что мне обидно о малом количестве лайков-плюсиков? Сначала было, не спорю. Но ты тот автор, которого школоло не читает. Им трах подавай, изнасилование, и чёрт с ним, что написано безграмотно. Сначала меня это коробило. Теперь воспринимаю философски - ведь сейчас и А.Азимова читают , наверное, только наши сверсники.
Твори, пока есть желание. Твори, пока есть "порох в пороховницах". Твори, пока есть задумки.
Спасибо тебе.
ArtFotki.Ru
  • ArtFotki.Ru

  • 2017-02-19 в 10:52 

    Серебряная пуля
    Мои фломастеры другого цвета
    Конечно, лучше целиком читать, особенно когда идет интрига. По кускам это как сериал смотреть, в этой серии ты ненавидишь и осуждаешь одного героя, в следующей он реабилитируется и гадом оказывается другой (это я вчера досмотрела "закрытую школу", чуть мозги не вскипели, да еще и почти всех моих фаворитов перемочили. И хорошо, что смотрела не в процессе :laugh: )
    Спасибо, дорогая :squeeze: твое мнение важно для меня. Рада, что конец не разочаровал!
    А про лайки даже не парюсь. Во-первых, это джен, во-вторых, объем, и думать надо, вторая половина почти целиком политика. Так что кому была интересна история преодоления, те и прочитали. Я горжусь каждым своим лайком, каждым читателем.

    URL
    2017-02-19 в 11:24 

    Ром@нтика
    Всё что нравится двоим - не извращение.
    Серебряная пуля, политика, говоришь?..... Да не. Перечитала. Скорее жизнь в политике. Так мы все сейчас так живём.

    2017-02-19 в 11:28 

    Серебряная пуля
    Мои фломастеры другого цвета
    Ром@нтика, к счастью или к несчастью, мы не можем влиять на политическую обстановку. А ребята с трудом, но могли, и смогли прогнуть мир под себя. Нам бы такой хэ ;-)

    URL
    2017-08-13 в 23:27 

    Ксули Бет
    То, о чём мы молчим - важнее всего. ©
    Серебряная пуля, слов нет. Очень круто написано. Читается - влёт!
    Перечла две части, и третью в первый раз. Все сложилось и стало понятным. И политические интриги. И сам мир, населенный людьми, нарьягами и морфоидами.
    Главенство Корда в 3ч. оказалось абсолютной неожиданностью и сделало ситуацию еще более интересной.
    Почему-то думала, что Дан умер совсем, после того выстрела в голову. Но рада, что оба Райта живы. Вообще это единение братьев, невероятной силы и описано очень сильно.
    Читала сегодня весь день. Нахожусь под сильнейшим впечатлением. Спасибо! Понравилось очень!

    2017-08-14 в 08:00 

    Серебряная пуля
    Мои фломастеры другого цвета
    Ксули Бет, спасибо, очень рада, что понравилось! Мне очень хотелось вывести Корда на поле как самостоятельного игрока, по-моему он крут) во всех смыслах. Но Дан столько отдал этой войне, что тоже заслужил ХЭ. Да и вообще для них невозможно существовать друг без друга. Такая вот братская привязанность)

    URL
    2017-08-14 в 12:17 

    Ксули Бет
    То, о чём мы молчим - важнее всего. ©
    Серебряная пуля, Корд крут. И Дан крут, по-своему. Мне ниравится, что братья не только любят друг друга, но и учатся друг у друга, берут лучшие качества друг друга себе в пример. Они разные: Корд больше аналитик, Дан - таран. Мне настолько нравятся они оба, каждый по-своему, что выбрать одного просто не могу. Их соединие воспринимается легко и естественно, как так и было. А смерть такого двойного героя кажется вообще невозможной. Они уникальны. На них хочется быть похожим.
    Знаете, все ваши произведения, они очень разные. Но в них есть то, что их роднит - вера в добро, в хороших людей, в любовь, в настояющую дружбу. Это так редко сейчас в книгах и так ценно! Я бы очень хотела иметь напечатанный вариант о Райтах у себя дома. Чтобы перечитывать и давать читать друзьям. Вы не хотите предложить эту книгу в издательство?)
    Да, еще хочу сказать, что мир придуман и продуман у вас здорово! Потрясающие нарьяги, с их смертельной Звездой и способностью плавить металл. Шикарные морфоиды, кровососы и гипнотизеры, хищники с человеческими сердцами и желанием мирного сосуществования. Отвратительные суморфы, куклы для террора. Уродливые заккарийские повстанцы, тоже куклы для террора. Светлая и дающая защиту и надежду Орима.
    Политические интриги выписаны так классно, что о них интересно читать! Правда интересно! Для меня это в первый раз: терпеть не могу политику =3
    Вообще, я поняла, у вас могу читать все! Любые мои сквики вы трансформируете так, что они не вызывают никакого отторжения) Лишний раз убеждаюсь, главное не ЧТО написано, а КАК.
    Еще раз вам огромное спасибо! Я ваша большая поклонница и буду ждать с нетерпением следующей книги)

    2017-08-14 в 14:04 

    Серебряная пуля
    Мои фломастеры другого цвета
    Точно же Дан - таран! Мне такое сравнение в голову не приходило:)
    Мне очень приятно читать такие слова, очень-очень! Спасибо большое! Верю, что такие люди, как Райты, Веньяр, Сандерс, есть и среди нас. Вот такие сильные, несгибаемые и бескорыстные. В последнее время мне попадаются тексты про героев, которые как будто настоящие люди со своими недостатками. При этом авторы словно оправдывают малодушные поступки героев, как бы говоря, что это реальная жизнь без прикрас. А мне такое претит. Я не хочу о таких читать, и на таких, упаси бог, равняться.
    Предложить то в издательство я, конечно, могу, и даже делала это, когда только написала «одного за двоих», но не думаю, что что-то получится)) единственное, что я могу напечатать несколько экземпляров для друзей))

    URL
    2017-08-14 в 14:28 

    Ксули Бет
    То, о чём мы молчим - важнее всего. ©
    Серебряная пуля, Предложить то в издательство я, конечно, могу, и даже делала это, когда только написала «одного за двоих», но не думаю, что что-то получится))
    Может попробовать еще раз, все три книги сразу? Помню, когда читала первый раз (были написаны только 1,5 кн.), мне многое было непонятно (про мир, про политику). У вас все это раскрывается постепенно и окончательно складывается в картинку в самом конце.
    А в какое изд-во отправляли, если не секрет?

    единственное, что я могу напечатать несколько экземпляров для друзей))
    Кажется, это дорогое удовольствие. Если я не ошибаюсь, там от тиража цена не зависит: 2 экземпляра, или тысяча, разницы в цене не будет. Но если есть еще желающие, я в доле)

    Да, есть еще электронное изд-во, где вам платят деньги, как автору. Условий гонорара не знаю, но могу кинуть ссылку, если вам интересно. Я готова купить электронный вариант, в благодарность за то удовольствие, что получила от вашей книги)

    2017-08-15 в 08:40 

    Серебряная пуля
    Мои фломастеры другого цвета
    Вроде издательств пять находила, кто более-менее с фантастикой дружит, в тч конечно эксмо и альфа-книга. Отправить можно, но до этого придется потратить несколько месяцев на правку и доработку, объем большой очень. С электронной версией так же. Мне регулярно приходят приглашения напечатать (за свой счёт, естессно) или сделать и разместить электронную книгу, но подготовка всегда стоит денег. Не то чтоб непосильных, просто что то я не могу решиться. И времени жалко, сейчас новая история горит, новый мир, герои, клип... ни о чём другом думать не могу))

    URL
    2017-08-15 в 16:15 

    Ксули Бет
    То, о чём мы молчим - важнее всего. ©
    Ясно. Это я не подумала: всегда кажется что главное написать, остальное просто; пока не столкнешься) Прошу прощения)

    И времени жалко, сейчас новая история горит, новый мир, герои, клип... ни о чём другом думать не могу))
    Это такая замечательная новость! Для читателя нет лучших слов от любимого автора)

    2017-08-15 в 20:24 

    Серебряная пуля
    Мои фломастеры другого цвета
    Так я уж вроде писала :) Пишу, скоро покажу, наверно)

    URL
    2017-08-15 в 21:16 

    Ксули Бет
    То, о чём мы молчим - важнее всего. ©
    Так я уж вроде писала
    Да, я помню) Там еще были атмосферные такие фотографии...

    Пишу, скоро покажу, наверно)
    :ura:

       

    Пристанище охотника на нечисть

    главная